vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Транзит власти над Россией — транзит России от чего к чему?

https://politpuzzle.ru/wp-content/uploads/2018/04/65f41787-615d-42e6-8af2-dd912bb40397-5.jpg
https://politpuzzle.ru/wp-content/uploads/2018/04/65f41787-615d-42e6-8af2-dd912bb40397-5.jpg

Раскрыто буржуазное восприятие и мышление транзита как экономического понятия, в условиях доминирования иудео-англо-саксонского восприятия и мышления объективной реальности претендующего быть категорией буржуазного сознания.

Автором впервые резюмирована и показана специфика осознания и практического применения иудео-англо-саксами политического «транзита власти» в качестве политического способа преобразования государств, интегрируемых в глобальную экономику и тотально подчиняемых центру этого глобального мiра-экономики в интересах производства и воспроизводства «Нового мiрового порядка».

С этой — иудео-англо-саксонской геополитической — точки зрения показаны место и роль России, отведённые ей иудео-англо-саксами в 20-ом — начале 21-го века, а также условия и этапы реализации Большой Сделки между «большевиками», персонифицируемыми Сталиным, и США, исполняемой и регулярно обновляемой уже в течение столетия и до сего дня.

Экономический транзит товаров, капитала и частной собственности.

В кремлёвских и как бы независимых от Кремля, где-то даже «оппозиционных» Кремлю СМИ давно уже все уши зрителям, слушателям и читателям прожужжали о «транзите власти» в России.

Однако никто так и не удосужился толком объяснить публике, а что это за зверь такой — «транзит власти», то есть об чём собственно в действительности говорят-то все они?

Поскольку всеобщей общественной формой жизни человека (человечества) является буржуазное общество, постольку для начала уточним, что понимается под «транзитом» в буржуазном обществе.

Транзит [от лат. transitus] — при переводе с латыни обычно понимают либо как «переход или проход, прохождение как процесс и его форма (например, экспедиция) и как место перехода, прохода», либо как «переход из одного состояния в другое, смена одного состояния на другое».

Однако у этого латинского слова в латинских выражениях есть также и значение «завершение (в значении окончания, конца) действия, процесса или периода (времени или действия)», и значение «присоединение (окончание присоединения)».

В современной экономической практике транзитом называют перевозку пассажиров и грузов одним и тем же транспортом из одной страны в другую через третью страну или из одного пункта в другой пункт через промежуточные пункты.

Существенным условием транзита грузов или пассажиров является то, что на промежуточных пунктах или в третьих странах перевалка (перегрузка) грузов или пересадка пассажиров на другой транспорт не осуществляется — транспорт со своими грузами и пассажирами следует транзитом.

И здесь выявляется существенный момент, определяющий специфическое отличие экономического транзита от всех других видов перевозок товаров.

А именно — непосредственным фактором, то есть непосредственной «действующей = деятельной причиной» (causa efficiens) здесь является отнюдь не товар (не пассажиры и не грузы), ибо это всего лишь пассивный (страдательный) объект или предмет, на который оказывается действие.

Непосредственной «действующей = деятельной причиной», фактором этого экономического процесса перемещения, а вернее и точнее — процесса доставки товара, являющегося объектом перевозки и предметом доставки, является средство доставки товара, особенным применением которого (без замены в процессе доставки) осуществляется весь процесс доставки товара от начала и до конца.

Одним и тем же средством доставки товар поставляется из того исходного пункта, в котором он находится, в тот конечный пункт, который определён опять-таки не средством доставки и не самим товаром как таковым, но субъектами экономических отношений по поводу этого товара, его производства и потребления.

Именно в экономических отношениях транзита товаров становится ясно, что сам товар, транзит которого осуществляется, во всех этих отношениях транзита, как выражаются «по понятиям» в РФ, «не при делах». Конкретный товар в этих отношениях — просто «груз», «пассажир», которого как бы «не кантуют».

Однако без этого конкретного товара никаких отношений по поводу его транзита нет, ибо это — отношения по поводу транзита именно этого конкретного товара, а не какого-либо иного товара и не товара вообще.

Но это экономические отношения не только по поводу частного производства и частного потребления данного конкретного товара. Но также и прежде всего — это экономические отношения по поводу извлечения выгод из частного присвоения этого конкретного товара, которые по своему существу есть отношения по поводу извлечения выгод из частной собственности и на этот конкретный товар, и на средства его транзита, и на сам этот транзит.

Политический «транзит власти» и специфика его осознания иудео-англо-саксами.

В современной политологии, а вернее — в «геополитике» 20-го века вообще и в работах Хантингтона, в особенности, появилось понятие «демократического транзита», а вместе с ним также и понятие «модель демократического транзита» (кратко —  «модель транзита»).

Хантингтон выделил три «модели» перехода от «старого режима» или от «старого порядка» (Алексис де Токвиль) к «демократии» как «политическому режиму»:

— Классическая линейная модель — Великобритания и Швеция как идеально-типические случаи;

— Циклическая модель — в большинстве государств Латинской Америки, Азии и Африки;

— Диалектическая модель — Испания, Португалия, Греция.

В последующем политологи и историки в этой «политической транзитологии» выделили три «пути», а вернее будет сказать три «способа» осуществления «демократического транзита». 

Политологи с этой точки зрения рассматривают, во-первых, «эволюционный» способ «политического режима» — «трансформация» недемократического режима в демократический режим, например, в Испании.

Во-вторых, с этой же самой точки зрения они толкуют и о «революционном» способе перехода к «демократии», который характеризуется «крахом старого режима» и последующей заменой его «демократическим режимом», как в Португалии, например. 

И, в-третьих, говорят они и о «военном завоевании», как в Германии и Японии, которое разрушает «старый недемократический порядок», учреждает и обеспечивает создание «демократического порядка».

И вот из этого последнего как раз и становится понятным, что это политологическое понятие «демократического транзита» есть не более чем аналог (перенесение) понятия экономического транзита товара.

«Демократический режим» здесь (в иудео-англо-саксонской геополитике и подчинённой ей политологии) есть полный аналог товара, только уже не экономического, но политического товара — «демократии», которая является объектом и предметом этого транзита из своей («демократии») исходной «колыбели = цитадели = опорного пункта = Града на Холме = США» в тот или иной «конечный пункт».

Почему из США, а не из Британии, хотя Хантингтон говорил как раз о Британии как о колыбели «демократии», ибо в ней, прежде всего, «классическая демократия» Нового Запада возникла «естественно», то есть эволюционно — как естественный (природный) для Британии порядок?

Не только и не столько потому, что речь идёт о средине и второй половине 20-го века по преимуществу, а это уже новый мiровой порядок Pax Americana, сменивший уже «устаревший», хотя и бывший «новым», «мiровой порядок» Pax Britannica.

Сколько потому, что речь идёт о так называемой «третьей волне демократизации» в государствах «второй и третьей волны развития капитализма». А это как раз и есть исторический период завершения перехода (транзита) США из состояния «блистательного второго» (Фернан Бродель) в состояние «центра мiра-экономики» не только всего Нового Запада, но и всего глобального мiра.

Таким образом, концепт «демократического транзита», являющийся концептом «транзита власти от «старого режима» к «новому = демократическому = буржуазному режиму», изначально — от рождения своего — есть концепт власти над производством общественных индивидов в пределах данной страны как специфического, а именно политического, товара.

И это, далее, такой политический товар, который изначально присвоен тем частным собственником, который нашёлся первым в качестве частного собственника производства и обращения этого специфического товара (смотрите зачин «Книги знания» Маймонида).

А что это за специфический политэкономический товар, который есть также и высшая власть над производством общественных индивидов? 

Это — Капитал, и только Капитал, который и есть действительный Субъект власти в буржуазном обществе и самоё это буржуазное общество как общественная форма самовозрастающего воспроизводства Капитала и как товара, и как высшей власти над всем этим обществом развитого товарного производства общественных индивидов.

А посему, в-третьих, под «демократическим транзитом» в объективной реальности буржуазного общества, ставшего всеобщей общественной формой производства человечества, не может подразумеваться ничто другое, кроме как тотальное подчинение производства общественных индивидов на территории соответствующей страны самовозрастанию Капитала.

И, следовательно, под «демократическим транзитом» в объективной реальности буржуазного общества не может не подразумеваться тотальное подчинение высшей институциональной, в том числе и политической, власти персонификаторов Капитала и над этой конкретной страной, и над всем производством общественных индивидов, осуществляющимся в этой стране.

Но действительный частный собственник Капитала вообще и его простой первоначальной формы — Денег, — это тот, кто нашёлся первым в качестве частного собственника Денег = Капитала, а это —  «верхи» иудео-англо-саксов.

Поэтому, в-четвёртых, тотальное подчинение институциональной власти над производством общественных индивидов, осуществляемым на территории конкретной страны, высшей институциональной власти, принадлежащей иудео-англо-саксонским «верхам», есть реальная цель всякого «транзита» всякой «власти» во всём этом мiре буржуазного общества, а не только сугубо «демократического транзита».

Но современный буржуазный мiр существует в общественной форме финансового капитала — в этой, ставшей всеобщей, превращённой форме Капитала, не только тотально поглотившей и преобразившей в свои разновидности все виды Капитала. 

Финансовый Капитал тотально превратил также и всех бывших персонификаторов Капитала и всех видов его власти (экономической, политической, идеологической), а равно и всех, организованных как конституированные корпорации всех видов, субъектов экономической, политической и идеологической власти в агентов Финансового Капитала.

Финансовый Капитал персонифицирован глобальной интернациональной корпорацией финансовых капиталистов, которая юридически не конституирует самоё себя как корпорация (как всемiрное государство, прежде всего).

Поскольку это так и есть, постольку субъекты политической, экономической и идеологической институциональной власти, существующие в особых национальных (= буржуазных) государствах, представляются как суверенные (независимые).

Однако в объективной реальности современного буржуазного общества все эти национальные субъекты институциональной власти суть агенты Финансового Капитала и монопольно персонифицирующей его глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов — агенты того или иного уровня иерархии высшей институциональной власти Финансового Капитала над человечеством.

Следовательно, в-пятых, «транзит власти» в объективной реальности современного буржуазного общества не может быть ни чем иным, кроме как переходом, а точнее — передачей институциональной власти общенационального уровня, а в буржуазном обществе таковым является только национальное политическое государство, от одного общенационального агента Финансового Капитала другому общенациональному агенту Финансового Капитала.

А что или кто является общенациональным агентом (суб-субъектом как субподрядчиком) высшей институциональной власти Финансового Капитала внутри соответствующего национального политического государства — персона, узкая группа персон, объединившихся в корпорацию, или конкретная общенациональная партия?

Согласно представлениям буржуазного общества, субъектом реально общенациональной государственной власти является исключительно и только конкретная общенациональная партия, но отнюдь не персона (монарх) и не узкая группа персон (олигархов), объединившихся в корпорацию. Именно этим для буржуазного сознания как раз и отличается «демократический режим (порядок)» в сравнении со «старым режимом (порядком)».

Поэтому-то, в-шестых, «транзит власти» в объективной реальности современного буржуазного общества не может быть ничем иным, кроме как процессом и результатом перехода (передачи) высшей государственной власти из рук одной общенациональной партии в руки другой общенациональной партии.

Но «транзит власти» — это не обычная смена «правящей политической партии» в качестве Правительства национального государства или коалиции политических партий, составляющей Правительство национального государства, по результатам регулярно проводимых демократических выборов.

Здесь под общенациональной партией подразумевается отнюдь не политическая партия как таковая, а часть (= партия) нации, которая организована или организуется как общенациональная партия, то есть как организованная часть нации, — организована или организуется в эту общенациональную партию для себя, то есть в национальное государство. Только национальное государство есть исключительная и реально общая политическая форма такой самоорганизации нации в себя и для себя.

Только из этого становится понятным феномен пяти Французских Республик не как случайный, но как закономерный, политически классический феномен воспроизводства нацией самоё себя как себя для себя.

Исходя из всего сказанного до сих пор, «транзит власти», в-седьмых, — это такая смена конкретной нацией институционально-политической формы своей Республики, которая по своему предмету и реальному содержанию есть процесс и результат перехода (передачи) общенациональной государственной власти из рук одного общенационального агента Финансового Капитала в руки другого общенационального агента Финансового Капитала.

А посему вопрос о том, может ли конкретная общенациональная партия, действующая в данной стране в качестве общенационального агента Финансового Капитала, выполнять функции общенационального агента Финансового Капитала или не может, и, следовательно, она подлежит замене другой общенациональной партией с передачей ей общенациональной государственной власти, решается, в конечном итоге, персонификаторами Финансового Капитала.

Способы «транзита власти», применяемые в современных условиях.

Способы «транзита власти», мыслимые и практически применяемые в буржуазном обществе, обозначены в самом начале.

Однако по условиям современного исторического этапа существования буржуазного общества «эволюционный» способ «трансформации» отпал почти полностью. 

По преимуществу остались только два главных способа «транзита власти» — «революционный» и «военное завоевание».

«Революционный» способ — это «цветные революции». Они предполагают экономический и национальный («межнациональные отношения») крах существующего режима, полное переформатирование одной или нескольких бывших оппозиционных политических партий или движений в новую общенациональную партию («революционная коалиция») и насаждение «демократических институтов».

«Военное завоевание» — это крайний способ «транзита власти», применяемый тогда, когда «революционный» способ в данной стране «не работает», либо работает, но «очень медленно» в сравнении с теми сроками, в течение которых должна быть решена задача по созданию необходимых глобальных или региональных условий осуществления интересов персонификаторов Финансового Капитала.

Именно Третий Рейх и Милитаристская Япония (вкупе с Италией Муссолини и присвоением не только «Британского наследия», но и «Французского наследия», и всякого иного «наследия» тоже, включая также и «советское наследие», но через полвека) — это наиболее яркий пример военного решения задачи обеспечения и завершения «транзита» от Pax Britannica к Pax Americana.

С Ираком, Афганистаном и им подобными странами иудео-англо-саксы необходимо и неизбежно, то есть вполне закономерно для них, «погорячились», приняв иллюзорные, ибо идеологические, а потому-то реальные (реальнее не бывает) для них собственные представления об этих странах за действительность.

Вследствие этого страны, «население» которых ещё далеко не доросло до исторической ступени перехода к развитому товарному производству, были оценены как готовые к буржуазной социальной организации повседневной жизни этого «населения». 

Но этим иудео-англо-саксы всего лишь повторили точно такую же по существу «ошибку» величайших знатоков общества, ибо обладающих «подлинной наукой об обществе — марксизмом-ленинизмом сталинского извода», то есть «советских коммунистов». Собственно они шли буквально следом за СССР — «по стопам СССР» — в этих странах.

Следствием этого является и убеждённость, буквально вера правящей в России последнюю четверть века общенациональной партии в то, что систематическое подталкивание («экономика подпихивания») «наших партнёров» из НАТО во главе с США к выводу о том, что «военное завоевание» России — единственно возможный способ «транзита власти» в России, обеспечит возможность и успех «торга».  

Каков предмет этого «торга»? Или иначе и по существу точнее — каков предмет этой «Большой Сделки» (конституирующей «Новый Порядок»)? И между кем и кем эта Сделка?

Это Сделка между «правящим режимом» РФ и его «партнёрами» во главе с США.

А её предмет можно обозначить так — «власть над Россией в обмен на гарантии неприкосновенности непосильно нажитого в России».

Это — всего лишь «творческое» развитие, доведение до полного логического завершения исторического прецедента сделки «газ — трубы» 1970 года. Эта сделка «газ — трубы» в своей первой итерации получила логическое завершение как Хельсинский Акт. Второй итерацией этой же сделки стали «роспуск» Варшавского Договора, СЭВ и СССР (России).

Теперь речь идёт уже о третьей — заключительной — итерации этой же самой сделки, но это так, если считать от сделки «газ — трубы», то есть примерно со средины всей Большой Сделки.

Однако в объективной реальности господ мiра сего считать следует от… 1917-1919 годов, когда США не позволили Британии задушить «большевистскую революцию в России». Вот где начало Большой Сделки «большевиков», персонифицируемых Джугашвили (Сталиным), именно с США — это действительно первая итерация её.

Затем была вторая итерация — Великий Перелом в СССР. Третьей итерацией стала даже не антигитлеровская коалиция, а ООН и «раскол мiра на две системы». Четвёртой итерацией — Карибский кризис и его результаты.

А вот сделка «газ — трубы» — это уже пятая итерация Большой Сделки.

Ну а теперь речь идёт всего лишь о том, как будет «закрыта» вся эта Большая (Вековая) Сделка между «большевиками» и США, как её воспринимают и понимают «большевики».

«Русская интеллигенция» на этапах «транзита власти» над Россией в самой России

В 1917 году «русская интеллигенция» хотя бы отчасти была готова к «транзиту власти», а именно идеологически и политически (частично) готова к этому «транзиту власти» — были относительно массовые по тем временам политические партии со своей, более или менее сформулированной, идеологией и, соответственно, со своей политической и экономической программой каждая.

Великий Перелом в СССР — это тоже «транзит власти», начатый в 1918 убийством германского посла Мирбаха и выстрелом отравленными пулями в Ульянова (Ленина), а точнее — завершение этой итерации «транзита власти» над Россией в самой России.

К этой итерации «транзита власти» готовой оказалась только одна партия «русской интеллигенции» — Аппарат во главе с Джугашвили (Сталиным), ибо только эта партия и готовила всю эту итерацию «транзита власти», и могла стать, и действительно стала её (этой итерации «транзита власти») единственным бенефициаром.

Ни в 1953-ем, ни в 1964-ом, ни в 1982-1985-ом годах никакого «транзита власти» в СССР не было – это были «рокировки в верхах» всё того же самого Аппарата.

Только в 1989-1993-ем годах состоялась очередная итерация «транзита власти», который готовилась осуществить и к которому шла новая «русская интеллигенция», произведённая под государственным и всяким иным руководством Аппарата и включающая в себя Аппарат как своё системообразующее ядро, посредством всех этих «рокировок» в своих верхах. 

Вот к этой итерации «транзита власти» 1989-1993 годов эта новая «русская интеллигенция», по большей части своей давно уже ставшая симулякром, но далеко ещё не осознавшая этого факта, была готова. И была готова к ней как никогда.

Почему? 

Потому что обе главные партии симулякра «русской интеллигенции» были организованы как класс, то есть в класс для себя, но организованы они были не до конца — не до полного логического завершения своей организации в класс для себя.

Одна её общенациональная партия была организована в государственную исполнительную власть, а другая её общенациональная партия — в государственную представительную власть.

В ходе этой итерации «транзита власти» над Россией, осуществляемой внутри России, сначала представительная власть временно (как и в 1917-ом году) победила исполнительную власть, но затем исполнительная власть взяла реванш, победив и полностью, тотально подчинив себе власть представительную (1992-1993 годы, как и 1919-1921 годы). 

Это же самое по существу, то есть полная победа исполнительной власти над представительной властью и тотальное подчинение последней исполнительной власти, имело место во Франции в средине 19-го века, породив Бонапартизм.

Ничего похожего в фактической готовности симулякра «русской интеллигенции» к нынешнему «транзиту власти» в России ни вчера, ни сегодня нет даже и близко.

Да и завтра вряд ли что-то изменится в готовности симулякра «русской интеллигенции» к начавшемуся «транзиту власти» в России, который уже не остановить, а, тем более, не отвратить. 

А, следовательно, свести «транзит власти» к «рокировочкам» в верхах симулякра «русской интеллигенции» невозможно.

Симулякр сам в себе ничего изменить не может по самой общественной природе своей – любые изменения в симулякре может произвести только тот Субъект, который и произвёл этот симулякр, и которому этот симулякр всецело принадлежит, доколе он (этот симулякр) воспроизводится как таковой.

Где тот Субъект, который произвёл весь этот симулякр власти в РФ и над РФ?

«Иных уж нет, и те далече!»

А где подлинный Субъект «транзита власти» над Россией? Он в России или где? 

И, вот с ним-то специфически «завершить Большую Сделку» как раз и хотят верхние слои правящей ныне в РФ общенациональной партии симулякра «русской интеллигенции», давно превратившей также и весь Аппарат в симулякр Аппарата?

Ну и где в таком случае будет Россия? Вернее, будет ли в таком случае Россия?

А кому это из представителей «верхов», господствующих над Россией и кормящихся с неё, интересно? 

Мавр сделал своё дело — Мавр должен уйти (кануть в Лету).

Buy for 10 tokens
Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство,…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
vasiliev_vladim

vasiliev_vladim

September 10 2021, 19:36:26 UTC

Best
Вот это — очень хороший вопрос, и своевременный.

Барбара Такман в книге "Пушки августа" о Первой Мiровой войне заметила: "Войны никто не хотел. Война была неизбежна".

В юриспруденции есть обоснование практически имеющегося во всех современных системах права (в том числе ив Гражданском кодексе РФ) очень важного в рассматриваемом отношении условия наличия факта сделки и её действительности даже тогда, когда сделка ни устно, ни письменно вроде бы сторонами её не совершалась, а сами стороны как бы и не признавали или отрицали даже факт её соврешения между ними.

О каком условии речь?

Речь идёт о том, что если из практического поведения соответствующих субъектов правовых отношений следует, что каждый из этих субъектов практически выполняет условия некоей вполне конкретной, определённой по своим существенным условиям сделки (договора, соглашения), пусть даже эта сделка и не формализована никак самими этими субъектами, и пусть даже они отрицают факт её совершения и исполнения её условий, то это практическое поведение их по исполнению условий сделки является достаточным основанием для признания этой сделки заключенной, а соответствующих субъектов — сторонами этой сделки. Другое дело, что стороны такой неформальной и неявной сделки в судебных спорах с кем бы то ни было не вправе ссылаться на условия такой сделки и вытекающие из них юридические следствия.

И ещё один момент специально для крутых "марксистов-ленинцев" — догмат партии нового типа предполагает обусловленность её (этой партии) необходимости необходимостью "внесения социалистического сознания в пролетарские массы" потому, как сами эти массы неспособны выработать это самое "социалистическое сознание".

И что следует из этого догмата? Из этого догмата следует, что пролетарские и всякие иные массы не способны адекватно осознать свои классовые и иные интересы и, тем более, адекватно выразить их.

Но не из чего не следует, ничем не гарантировано, что политическая партия, именующая сама себя "партией нового типа", "пролетарской партией", "коммунистической партией", сама в действительности обладает именно "социалистическим сознанием", а не каким-либо иным сознанием.

То есть не из чего не следует и ничем не гарантировано, что партия только потому, что она назвалась коммунистической и возвела в догматы своего вероучения некую совокупность положений из трудов "классиков подлинной науки", уже адекватно осознала и адекватно выражает классовые интересы именно пролетариата, а не той или иной части буржуазии.

Наоборот, вся история коммунистического и рабочего движения в мiре свидетельствует как раз об обратном — сплошь и рядом так называемые коммунистические и рабочие партии в действительности выдают за пролетарские коммунистические и осуществляют на практике отнюдь не подлинно коммунистические интересы пролетариата, но те или иные буржуазные классовые интересы.

И, что не менее существенно, история свидетельствует, что такие, буржуазные по своей природе, "коммунистические и рабочие партии", как правило, убеждены, свято веруют в то, что они-то только и есть подлинно пролетарские и подлинно коммунистические партии.

Некогда старик Вильгельм Георг Фридрих Гегель подобные феномены именовал результатом действия "хитрости мирового разума", познать которые дано далеко не каждому учёному философу, историку и т.д., не то что каждому обывателю.