Category:

О принципах построения коммунистического общества и их альтернативе

Если задать коммунисту вопрос «почему вы считаете, что коммунизм неизбежен» — при должном уровне теоретической подкованности он сошлётся на тезис, что общественный характер производства требует общественного присвоения, а общественное присвоение реализуется в коммунистической системе (и никакая иная система не может обеспечить соответствие общественного характера производства общественному характеру присвоения). Но что такое «общественное присвоение», и почему оно является единственно возможным вариантом решения проблемы антагонизма между общественным производством и частным присвоением?

Для начала определимся с тем, что же такое общественное производство. Коммунистическая теория говорит об это что-то подобное:

Производство всегда носит общественный характер и потому, что люди не могут производить в одиночку, и потому, что, производя необходимые им средства к жизни, люди косвенным образом производят и свои общественные отношения, и самих себя как социальных субъектов со своими способностями и потребностями. К. Маркс рассматривал общественное производство как единство материального и духовного производства, в котором материальное производство является определяющей стороной, основой развития общества. Материальное производство есть прежде всего отношение людей к природе. Но люди не производят материальные блага в одиночку. Они создают их сообща, вступая при этом в определённые производственные отношения. Поэтому производство материальных благ всегда является общественным производством. https://www.esperanto.mv.ru/wiki/Марксизм/Производство

Убрав наукообразную туманность и говоря простыми словами:

Общественное производство — это производство, в котором прямо или косвенно задействована значительная часть общества и которое нереализуемо без участия общества.

Этим оно отличается от частного производства. Например Агафья Лыкова в таёжной глубинке не занималась общественным производством, потому что была изолирована от общества. Поэтому сбор таёжных даров, охота, огородничество — всё это имело частный характер.

А современное производство нереализуемо силами одного человека или одной семьи, оно требует участия большого количества людей, даже если это участие опосредовано и скрыто. И чем сложнее это производство, тем большее число людей в нём должно быть задействовано. Врач, который обслуживает рабочих, учитель, который готовит будущих рабочих — это тоже участники общественного производства.

Но каким образом реализуется подобное общественное участие? Оно реализуется путем эксплуатации, то есть изъятия прибавочного продукта у тех, кто непосредственно занят в производстве, и передаче его тем, кто занят вспомогательным трудом. До тех пор пока речь идет об изъятии, то есть недобровольных действиях, будет существовать эксплуатация и будет существовать класс эксплуататоров — людей, чья уникальная роль в общественном производстве заключается в изъятии и перераспределении прибавочного продукта. Развитие общественного производства, рост его сложности при этом ведёт не к ослаблению эксплуатации, а к возрастанию его масштабов. То есть развитие общественного производства ведёт лишь к усилению эксплуатации и не может вести к его уничтожению. А значит, марксистский тезис, что общественное производство освобождает трудящихся от эксплуатации, неверен в корне. В действительности дело обстоит прямо противоположным образом.

Переход от антагонистической системы (построенной на эксплуатации) к неантагонистической системе, построенной на добровольной передаче прибавочного продукта на общественные нужды, в своём пределе заключается в лишении трудящихся каких-либо прав на результаты своего труда. Стоит заметить, что эта идея исподволь транслируется. Например, когда человек говорит что «научные результаты принадлежат всему человечеству» — это означает лишение автора всяческих прав на плоды его труда.

Яростно критикуя антагонистические системы за то, что в них у трудящихся изымается часть продукта, коммунистическая теория фактически призывает к полному отказу трудящихся от произведенного продукта, то есть к полному отчуждению результатов труда и 100% эксплуатации. Полное удовлетворение потребностей человека при этом является «рекламным» слоганом.

Вообще говоря, полное удовлетворение потребностей вовсе не является признаком коммунизма. Полное удовлетворение потребностей зависит от наличия ресурсов и эффективности из использования — и это никак не связано с коммунизмом. Если какой-либо ресурс настолько распространен, что его более чем достаточно для удовлетворения потребности человека — эта потребность будет удовлетворена и без коммунизма/капитализма/феодализма. И наоборот — если какого-либо ресурса критически мало в природе, то коммунизм этого не компенсирует. Например воздух — не дефицитный продукт,  потребность в нём удовлетворена на 100% и задачи его распределения не существует — и это никак не зависит от того, какая сейчас формация. В то же время, если воздух по какой-либо причине (например в результате загрязнения атмосферы) становится дефицитным ресурсом, то вокруг этого дефицита тут же возникают некие общественные отношения (капиталистические или коммунистические — неважно). Таким образом, всякие сложные общественно-экономические отношения и построенные на их основе формации обязаны своим существованием недостатку ресурсов и возникающей в связи с этим задаче распределения ресурсов.

Признаком коммунизма является отказ человека от самостоятельного удовлетворения потребностей и передача этой функции «обществу». Если человек сам выбирает какую воду взять — «Святой источник» или «Сенежскую» — значит, это не коммунизм. Если человек берёт ту воду, которую дают — значит, это коммунизм. Основными принципами коммунизма являются:

Лишение трудящихся каких-либо прав на произведенный ими продукт (это обеспечит полное обобществление производства, при котором металлург, выплавляющий металл, директор металлургического завода, врач в заводской поликлинике и снабжающий их едой колхозник будут полностью равны по своему социальному положению);

Отказ людей от самостоятельного удовлетворения своих потребностей (это означает 100% общественный характер присвоения, при котором весь продукт присваивается обществом, и затем перераспределяется обществом же на основе одного из двух принципов на выбор — «по труду» или «по потребностям»).

Нетрудно заметить, что эти два беспощадных принципа на деле обеспечивают равенство людей. Возможно, такие принципы действительно могут быть приемлемы для людей, трудно судить об этом. Стоит лишь заметить, что они явно противоречат лозунгам «Землю — крестьянам, заводы — рабочим». Но лозунги «Землю — обществу, заводы — обществу» вряд ли нашли бы понимание у публики.

Возможен ли иной путь удовлетворения потребностей? Да, возможен. На примере с воздухом нетрудно его найти — для удовлетворения потребностей необходимо добиться, чтобы стоимость ресурсов устремилась к нулю. Это автоматически сделает задачу перераспределения ресурсов (а значит и эксплуатации труда) пустяковой — результатами труда будут делиться добровольно, как делятся яблоками с садового участка, когда их слишком много. Единственная революция, которая требуется для этого — научно-техническая. Какая формация после этого установится? Тут всё по классике — установится такая формация, какая будет соответствовать уровню развития производительных сил, это (извините) уж не теоретикам решать. При феодализме не было мыслителей, которые разрабатывали теорию капиталистического строя и таковые не требовались — система сформировалась сама, как того требовал исторический прогресс.

promo new_rabochy 10:05, yesterday 85
Buy for 10 tokens
Одной из проблем современного левого движения является деградация социальных групп на которые оно традиционно опиралось. Как же объяснить «размывание» социальных классов в марксистском понимании? Проще всего отрицать сам факт их существования (как делают многие социологи), объявив «классами на…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →