vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Историческое завершение «грубого коммунизма»

https://images.slideplayer.biz.tr/11/3217476/slides/slide_10.jpg
https://images.slideplayer.biz.tr/11/3217476/slides/slide_10.jpg

Термины буржуазной общественной науки «фашизм», «национал-социализм», «советский социализм (коммунизм)» резюмированы как исторически-конкретные самонаименования тех особых социумов, которые существовали в форме политических государств, являющихся в действительности разными особенными формами осуществления «грубого коммунизма».

Именование «тоталитаризм» исторически и логически завершает развитие всех, предшествовавших ему, особенных форм буржуазного восприятия, оценивания и мышления «грубого коммунизма», имевших место в соответствующих конкретно-исторических формах его («грубого коммунизма») осуществления и развития.

Но «тоталитаризм» как понятие по самой своей идеологической и классовой природе не может стать ни всеобщим понятием буржуазной социальной науки, ни, тем более, категорией буржуазного сознания.  

Две статьи автора о «тоталитаризме», а именно «Тоталитаризм — это что, почему, где и когда?» и «Ещё раз о бонапартизме как первом явлении «тоталитаризма»», составляют одно целое не только сами по себе. 

Они составляют одно целое вместе со всеми, ранее опубликованными автором, статьями его о сущности «общественного строя» в СССР и в РФ, его существенных признаках, характеристиках и органической преемственности, включая статьи о производстве в современной РФ симулякра бонапартизма.

Если брать только статьи, опубликованные в течение года, то к этому циклу статей, прежде всего, относятся вот эти три статьи 2020 года:

О постановке сценария бонапартизма в современной России. Ч. 1

О постановке сценария бонапартизма в современной России. Ч. 2 

О постановке сценария бонапартизма в современной России. Ч. 3

Все эти и другие статьи автора о бонапартизме и о «тоталитаризме» вообще и  в СССР (РФ), в особенности, чрезвычайно значимы практически для пролетарских и полупролетарских народных масс России.

Ибо предмет этих статей — это как раз то, что нужно знать народным массам России и чего им ни в коем случае нельзя допустить в своей общественной практике, чтобы исключить окончательный крах свой именно как народов, во-первых, и как народов России, во-вторых.

Не на грабли старые чтобы не наступить, то есть не на новый круг того же  самого снова зайти, а чтобы исключить это абсолютно, иначе — крах,  погибель неизбежная. История уже не оставила народам России никаких  шансов на повторение этой «ошибки» в своём общественном производстве.

Резюмируя все эти статьи, прежде всего, следует сказать о том, что бонапартизм, будучи осуществлением «грубого коммунизма», завершил своё  становление органической целостностью именно в СССР. 

Однако в качестве идеологии и общественной практики бонапартизм развивался не только во Франции, но и в Италии, Испании, Германии и целом ряде других государств.

Именование бонапартизмом, фашизмом, национал-социализмом, советским социализмом (коммунизмом) «грубого коммунизма», развившегося до политического государства, обретшего форму государства и осуществлявшегося как общественная практика, оформленная государством, осуществляющим «грубый коммунизм политического характера», в действительности есть именование одной и той же сущности.

Но это именование одной и той же сущности («грубого коммунизма») произведено и осуществляется посредством тех именований, которые сами себе дали те индивидуальные или особенные формы исторически конкретных явлений этой сущности, которые она (сущность) исторически принимала в различных государствах. 

Это —  подмена онтологии феноменологией или, иначе, это — подмена целого той или иной специфической и, следовательно, особенной, частичной формой  явления этого целого.

Иными словами, это — подмена диалектически целостной определённости категории «грубого коммунизма» как категории общественного бытия и общественного сознания, ставшей практически истинной только в своём наиболее развитом виде, то есть в СССР, даже не категорией буржуазного сознания (таковая ещё не произведена буржуазным  обществом в его целом).

Это — подмена диалектически развитой и именно поэтому практически истинной категории формально-логическими понятиями, которые не получили ещё всеобщего признания даже внутри буржуазной политологии, политэкономии и социологии,  не говоря уже о буржуазном сознании в целом.

Именование тоталитаризмом итальянского и испанского «фашизма», германского «национал-социализма» и «советского коммунизма» — это иудео-англо-саксонское именование (термин). 

Именование «тоталитаризм» произведено номинализмом, то есть чистой  феноменологией, исключающей онтологию вообще как не существующую — невозможную по природе.

Именно этот иудео-англо-саксонский «термин» номинализма (именование) — «тоталитаризм» претендует на то, чтобы превратиться во всеобщее понятие.

Термин «тоталитаризм» претендует на эту всеобщность уже в силу того, что  иудео-англо-саксонский особый социум является не только реальной (и действительной) цитаделью буржуазного общества, но и наиболее развитым особым социумом буржуазного общества, доминирующим во всём буржуазном обществе как глобально целостной системе современного мiра.

Именно потому, что «тоталитаризм» исторически и логически завершает развитие всех, предшествовавших ему, особенных форм буржуазного восприятия, оценивания и мышления «грубого коммунизма», имевших место в соответствующих конкретно-исторических формах его («грубого коммунизма») осуществления и развития, только «тоталитаризм» может стать и быть всеобщим понятием «грубого  коммунизма».

Но «тоталитаризм» — это такое всеобщее понятие, которое абсолютно исключает не только адекватное, но даже иллюзорное  (идеологическое) выражение и познание той самой категории, всеобщим понятием которой оно в действительности является.

И, следовательно, именно поэтому «тоталитаризм» как всеобщее понятие в реальности буржуазного общества (= в буржуазном сознании) не может стать и быть категорией, то есть объективной формой восприятия, оценивания и мышления, присущей этому буржуазному сознанию и определяющей его, посредством которого (всеобщего понятия) в буржуазном сознании выражается и буржуазным сознанием познаётся «грубый коммунизм».

Это и есть одно из следствий и выражений той пропасти между реальностью и действительностью — той непроходимой для буржуазного сознания «завесы», абсолютно отделяющей буржуазную реальность от действительности, которая произведена иудео-англо-саксонским номинализмом в качестве всеобщей пропасти или «завесы», довлеющей над общественным сознанием всего буржуазного общества.

И что следует из сказанного в предыдущих абзацах? 

Из него следует, что научно недопустимо безоговорочно определять (квалифицировать) СССР (и РФ) «терминами фашизма, национал-социализма, советского социализма (коммунизма) или тоталитаризма», ибо такое определение по существу не обосновано и неверно.

Определять по действительному существу и формам его проявления — значит определять подлинно научно. Определять подлинно научно — значит определять в рамках и рамками действительной теории и практики пролетарской социальной революции. Определять безоговорочно —  значит не указывать на действительную идеологическую и классовую природу определения, которое даётся.

Такое определение (квалификация) этими «терминами» — это неоспоримое свидетельство буржуазности сознания того, кто именно так определяет (квалифицирует) то, что было в  СССР и чем был СССР, а равно и то, чем стала и есть РФ.

А посему представление самого себя тем, кто так определяет СССР, в качестве  марксиста, представителя революционно-пролетарского или действительно коммунистического, а не «грубо-коммунистического», сознания есть заведомая ложь. 

Такая ложь, в лучшем для соответствующего индивидуума или политической корпорации случае, есть заблуждение, самообман, а в худшем — заведомая ложь, выдаваемая этим субъектом вместо истины под видом истины как истина. В любом случае — это предательство интересов народных масс, давно уже ставших пролетарскими и полупролетарскими массами.

А для действительно пролетарских и полупролетарских народных масс нет никакой разницы между тем, преданы их интересы этой ложью умышленно или по глупости, невежеству, неосторожности, хотя индивидуальное различие между конкретными предателями может быть огромным.

promo new_rabochy 23:26, yesterday 9
Buy for 10 tokens
Ланцетовидные двуустки, попадая внутрь муравья вместе с поедаемой ими слизью заражённых улиток, проникают в мозг и берут под контроль его поведение. С наступлением ночи они заставляет его не возвращаться в муравейник, а повиснуть на травинке и покорно ожидать рассвета, чтобы быть съеденным скотом…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.