vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Ещё раз о бонапартизме как первом явлении «тоталитаризма»

https://sun1-83.userapi.com/xhQ-Avzf4kZJSAVnALLUGKv6-C2d1MjsIu6UNw/IAgExaBaN_I.jpg
https://sun1-83.userapi.com/xhQ-Avzf4kZJSAVnALLUGKv6-C2d1MjsIu6UNw/IAgExaBaN_I.jpg

Представлено дополнение к статье «Тоталитаризм — это что, почему, где и когда?», логически завершающее тезисную конкретизацию вывода о бонапартизме во Франции в третьей четверти Франции 19-го века как об исторически первом явлении сущности «тоталитаризма».

Резюмированы специфические способы производства эффекта «массы», участвующей в «демократии», а точнее — участвующей в производстве и воспроизводстве симулякра демократии, практически применяемые политическими субъектами доныне.

Не столько технические, скольку субъективные ограничения объёма публичных статей, предназначенных для множества читателей, реально существующие в нынешних условиях, не позволили автору до логически завершённого вида конкретизировать ответ на вопрос «Почему именно во Франции и именно в форме бонапартизма стала исторически первым явлением «тоталитаризма»?», поставленный в статье «Тоталитаризм — это что, почему, где и когда?».

Но эта конкретизация в её логически целостном виде, пусть даже и  представленная тезисами, важна практически и доныне. А посему автор выносит дополнения к указанной статье, размещённые первоначально в виде комментариев к ней, как отдельную статью-дополнение к основной статье.

Итак, почему во Франции в средине 19-го века, то есть во времена Луи Филиппа Бонапарта, «тоталитаризм» не развился до такой степени, как менее чем через 100 лет он развился в Италии, России и Германии, хотя все существенные моменты корпорации-государства, если говорить о существе, или «корпоративного государства», если говорить о феноменологии (о явлении существа), там уже сформировались?

Это обусловлено целым рядом не только внутренних, но и внешних факторов.

Прежде всего, в средине 19-го века развитие производительных сил даже в Британии и США, то есть в самых передовых по своему техническому базису странах «цитадели капитализма», ещё далеко не доросло до массового индустриального серийного производства.

Конвейер был создан только Фордом в начале 20-го века, двигателя внутреннего сгорания ещё не было, не говоря об электродвигателях и промышленной химии. Да и в металлургии мартеновская технология была произведена впервые Пьером Эмилем Мартеном только в 1864 году, но технологической основой производства стали она стала только в последней четверти 19-го века — начале 20-го века.

Можно продолжать огромнейший список того, что произведено научно-технической революцией, которая в средине 19-го века совсем ещё не свершилась. Это в первой трети 20-го века происходило бурное обновление всего индустриального производства, включая превращение сельского хозяйства в индустриальное производство, технологиями, которые ныне относят к так называемым 3-ему и сразу же вслед за ним 4-му «технологическим укладам».

А это значит, что доля лиц, занятых индустриальным трудом во всех отраслях промышленности, включая добывающую промышленность, строительство, транспорт и связь, не говоря уже о том, что сельское хозяйство далеко ещё не стало отраслью промышленности, была крайне незначительной, во-первых. И в самой промышленности преобладал по преимуществу физический слабо механизированный труд, во-вторых, который вследствие этого в массе своей оставался типологически более близким к труду ремесленника, чем к труду рабочего высоко механизированного крупносерийного машинного производства, в-третьих.

Далее, для такого производства не требовалось даже всеобщее начальное образование основной массы наёмных рабочих, а потому его и не было.

В то время как в последней четверти 19-го века это образование стало необходимостью точно так же, как в первой трети 20-го века общее среднее образование стало необходимой потребностью всякого относительно передового (для того периода) индустриального производства.

Можно еще перечислять и детализировать факторы материального производства общественных индивидов, в том числе и обусловленные развитием военного дела, существенно отличающие средину 19-го века во Франции от первой трети — первой половины 20-го века в Италии, России и Германии.

Однако и сказанного уже достаточно, а посему обратимся к политической сфере — к «демократии», но и из перечня всех факторов возьмём только один — меру вовлечённости народных масс вообще и общественных классов, в особенности, в «электоральные» процессы — в осуществление «демократии».

В средине 19-го века во всём мiре в целом и во Франции, в том числе, было ещё весьма далеко до всеобщего избирательного права.

В «Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта» Маркс обращает особое внимание на то, что одним из условий возникновения бонапартизма стало законодательное исключение рабочих из избирательного процесса, в котором они во Франции до этого участвовали.

А это значит, что во Франции средины 19-го века рабочие промышленности были исключены из той «массы», которая участвовала в «демократии».

Иными словами, из «массы», участвующей в «демократии», во Франции были исключены как раз те, кто не был деклассирован, люмпенизирован — реально действующий в материальном производстве общественный класс пролетариата.

И этим самым исключением пролетариата из «масс», участвующих в «демократии», как раз во Франции и был исторически впервые создан эффект той самой «массы», которую через сто лет мэтры иудео-англосаксонской либеральной мысли о «тоталитаризме» назвали главным его конституирующим фактором.

А посему действительное восстание масс, то есть восстание действительно народных масс («социальных низов») как таковых во Франции могло произойти теперь только в форме Парижской Коммуны — оно в этой форме и произошло, политически похоронив бонапартизм во Франции.

В отличие от Франции средины 19-го века в Италии, России и Германии с начала соответствующих буржуазных политических революций всё взрослое население поголовно было вовлечено, скажем так, в «электоральные», хотя точнее и вернее сказать — в политические процессы, включая участие в «демократии».

А затем в России (РСФСР-СССР) очень быстро абсолютное большинство «старых верхов» было исключено из «электоральных» процессов, а значительная часть и без того малого по своей численности пролетариата было либо физически уничтожено в ходе Гражданской войны и интервенции, либо люмпенизировано. И т.д.

В конечном итоге, в результате Великого Перелома в качестве участников «электоральных» процессов в ССССР остались только «чистые массы» в той форме, в каком их воспринимали и мыслили Ортега-и-Гассет, Арендт и далее по этому списку.

В Германии усилиями Джугашвили (Сталина) и Коминтерна «рабочая партия» (КП Германии) была политически «исключена» из «союза с СДПГ», и этим большая часть пролетариата Германии была «брошена» в состав «массы», фактическим вождём которой очень быстро стала НСДАП.

Но то, что было совершено Джугашвили (Сталиным) в Германии, первоначально отрабатывалось им в Италии — частично об этом автором настоящей статьи уже не один раз говорилось во множестве других статей в связи с Антонио Грамши и т.д..

И в заключение этих тезисов о конкретно-исторических факторах — уже очевидно, что внешние факторы, обусловившие возникновение и развитие бонапартизма во Франции, были иными, чем те внешние факторы, которые через три четверти века — век обусловили возникновение и развитие бонапартизма («тоталитаризма») в России (СССР), Италии и Германии или Испании.

Но все эти различия, обусловленные специфическими различиями исторических внутренних и внешних условий конкретной страны — обусловленные специфической констелляцией обстоятельств и факторов, во-первых, не изменяют существа дела, хотя и делают более сложным его опознание не только для современников, но и для последующих исследователей.

А, во-вторых, что не менее, а более существенно практически, эти же самые специфически различия свидетельствуют о том, что способы «исключения» не подвергшихся массовому деклассированию и люмпенизации действительных народных масс из той «массы», которая порождает и воспроизводит «тоталитаризм», весьма различны.

Эти способы создания эффекта «массы», участвующей в «демократии», а точнее участвующей в производстве и воспроизводстве симулякра демократии, определяются не только и не столько «техническими и коммуникационными» средствами и политической технологией, доступными для применения соответствующими политическими субъектами, и мерой организованности и умелости этих политических субъектов.

Способы создания эффекта «массы»,  участвующей в «демократии», а точнее участвующей в производстве и воспроизводстве симулякра демократии, в ещё большей, а именно в решающей мере определяются специфическими общественными (внешними и внутренними) условиями производства общественных индивидов на территории соответствующей страны.

Buy for 10 tokens
По-русски рубаху рванув на груди. Константин Симонов Г​***орок! Лучший мой друг! Маде ин, маде ин Екатеринбург. Сергей Чернусь Есть такое понятие "русский рок". Это что-то вроде Русского мира, но в части рок-музыки. Собственно, отличительной особенностью рок-музыки является ведущая…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.