vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

О специфике распределения посредством симулякров денег

https://insidestory.org.au/wp-content/uploads/monopoly.jpg
https://insidestory.org.au/wp-content/uploads/monopoly.jpg

Кратко резюмированы тождество и специфические различия между способами распределения товаров, осуществляемого в условиях, когда финансовый капитал есть всеобщая форма производства общественных индивидов, применявшимися в СССР и доныне применяющимися в РФ и в глобальной экономике в целом.

Обоснованы общие условия пригодности лиц, наделённых высшей государственной властью, к выполнению функций высшей институциональной власти над государственно обособленным производством общественных индивидов, осуществляемым во всеобщей общественной форме финансового капитала.

В ранее опубликованных статьях о специфическом различии между экономикой обмена товаров, опосредствуемого всеобщим товаром-эквивалентом, выполняющим общественную функцию денег, с одной стороны, и экономикой распределения товаров, опосредствуемого симулякрами денег, с другой стороны, автор обосновал также и специфическое отличие распределения товаров, опосредствуемого симулякрами денег, от непосредственного (административного) распределения товаров.

Автор регулярно обращал внимание читателей своих статей на то, что распределение товаров, опосредствуемое симулякрами денег, осуществляется вместо обмена под видом обмена как обмен.

Однако при этом автор до сих пор не заострял особо внимание читателей именно на том, что это распределение товаров, опосредствуемое симулякрами денег, осуществляется как бы стихийно, то есть как бы рыночно — «рынками капитала, труда и товаров». Хотя именно это как бы стихийное распределение товаров и есть «распределение товаров вместо обмена товаров под видом обмена товаров как обмен товаров».

Так вот финансовый капитал в условиях своего процессирования в качестве самого себя, а не в качестве своего иного (=  не в качестве финансового капитала СССР и других так называемых «социалистических государств»), товары непосредственно (административно) не распределяет. 

Финансовый капитал в ручном режиме предельно жёстко регулирует распределение товаров, опосредствуемое симулякрами денег, а не распределяет товары непосредственно (административно). 

Чем финансовый капитал регулирует распределение товаров, осуществляемого вместо обмена товаров под видом обмена товаров как обмен товаров?

Во-первых, регулированием количества симулякров денег (= распределительных талонов на право требования товаров для частного присвоения в целях частного потребления), находящихся в экономическом обороте. Это объемлется практикой институционального (стратегического) и оперативного (в режиме реального времени) регулирования «денежной массы», включая все производные от симулякров денег, именуемые «финансовыми инструментами».

И, во-вторых, регулированием величин симулякров цен на конкретные виды товаров (за какое количество единичных симулякров денег может быть отчуждён конкретный вид товаров). А, следовательно, регулированием количественных пропорций между величинами симулякров цен на конкретные виды товаров. Всё это объемлется практикой институционального (стратегического) и оперативного (в режиме реального времени) регулирования «рынков капитала, труда и товаров».

Отнесение налогового (и тарифного) регулирования к отдельному виду средств регулирования распределения товаров посредством симулякров денег невозможно без нарушения формально-логических правил классификации.

Налоговое и тарифное регулирование по своему существу, объёму и содержанию есть всего лишь разновидность регулирования одновременно и величин симулякров цен, и количества симулякров денег.

Это особенное регулирование осуществляется непосредственно, либо посредством регулирования «издержек» производства и обращения товаров, определяющих величины симулякров цен на товары и симулякра прибыли, а также распределение симулякра прибыли, то есть распределение всё тех же самых симулякров денег.

Но ведь и в СССР в действительности никогда не было тотально-административного распределения товаров.

На обыденном уровне все знают и, как правило, говорят о том, что распределение жизненных средств в СССР опосредствовалось симулякрами денег — так это определено в статье Джугашвили (Сталина) «Экономические проблемы в СССР» и уже оттуда перекочевало во все учебники и обыденное сознание.

В действительности в СССР симулякрами денег опосредствовалось распределение только части жизненных средств. 

Жильё в городах, автомобили для личного пользования и им подобные товары, относящиеся к жизненным средствам, распределялись «комбинированно», то есть административно, прежде всего. Но и распределение таких товаров опосредствовалось также и симулякрами денег — либо в форме платы за приобретение товара в личную собственность, либо за фактическое владение и пользование товаром уже по факту владения и пользования (квартиры и т.п.).

Точно так же, как и квартиры, то есть «комбинированно» распределялся не только капитал, но и труд. Но это распределение дополнялось также и так называемым (Симон Кордонский) «административным рынком». Это распределение всегда было результатом «административного торга с позиции силы» («схватки бульдогов под ковром»).

Такой «торг» осуществлялся постоянно, прежде всего, между действительными членами корпорации-государства СССР, каковыми были члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС, а затем и все прочие члены ЦК КПСС, кроме тех членов ЦК КПСС, которые были таковыми сугубо декоративно по идеологическим и политическим мотивам высшего руководства этой корпорации-государства.

На этом уровне высшей институциональной власти опосредствование симулякрами денег отсутствовало по определению. Высшая институциональная власть над производственным общественным организмом является действительным эмитентом (а не доверенным оператором, осуществляющим эмиссию) симулякров денег.

Высшая институциональная власть не опосредствует, ибо не может опосредствовать, отношения между своими действительными органическим членами тем, что всего лишь для других являет себя как её (власти) титулы, выполняющие функцию средств регулирования экономических отношений между этими другими — объектами власти.

Действительные члены корпорации, персонифицирующей финансовый капитал, — это субъектное, но отнюдь не объектное, воплощение и олицетворение финансового капитала, то есть не что иное, кроме как индивидуальные персонификаторы финансового капитала как действительной высшей власти над производством общественных индивидов, являющейся также и общественной формой этого производства.

Именно эта корпорация-государство, распределяя и перераспределяя полномочия (пределы) высшей институциональной власти между своими действительными членами, посредством этого определяла также и количество (массу) и структуру симулякров денег — титулов и средств самоё себя — высшей институциональной власти над государственно обособленным производственным общественным организмом.

Результатами «торга» наверху определялся дальнейший «административный торг», осуществлявшийся на уровне курируемых действительными членами корпорации-государства ведомств СССР союзного, республиканского, областного, местного уровня и их чиновников, становясь «торгом» уже между ними.

На всех этих уровнях шла непрерывная борьба за «лимиты» финансового капитала и труда in natura и по их «оценке в симулякрах денег» («бюджетные ассигнования» вообще и в инвалюте, в особенности), то есть по величине институциональной власти, распорядительные и «согласующие» полномочия по распоряжению которыми они имеют в качестве агентов корпорации-государства СССР.

Так называемые «приватизация» процессирующего финансового капитала и «залоговые аукционы» в РФ в действительности были всё тем же самым «комбинированным» распределением финансового капитала и труда, осуществлённым высшей институциональной властью РФ. 

И по сию пору в РФ ничего по существу во всём этом не изменилось, хотя элементов, симулирующих «цивилизованное» регулирование финансовым капиталом распределения всех товаров, несомненно, стало намного больше, чем в «лихие 90-ые».

Если в общественных условиях, при которых финансовый капитал есть всеобщая форма производства общественных индивидов, действительными интересами лиц, персонифицирующих высшую институциональную власть над государственно обособленным общественным организмом, является добыча и распределение симулякров денег между собой, то эти лица просто ещё не доросли до того, чтобы стать и быть персонификаторами финансового капитала. И, следовательно, эти лица ещё не доросли до действительного членства в глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов.

Действительные носители идеологии и практики «грубого коммунизма» ещё не доросли до отношений частной собственности. Точно так же и все лица, указанные в предыдущем абзаце и волею случая (специфической констелляции обстоятельств, говоря языком Макса Вебера) персонифицирующие высшую государственную власть в том или ином государстве, ещё не доросли до персонификации финансового капитала.

Эти лица в таком случае ещё не доросли материально и идеально до того, чтобы действительно стать и быть действительными персонификаторами частной собственности финансового капитала на всё глобальное производство общественных индивидов.

Такие лица в действительности не пригодны, ибо по самой своей общественной природе и присущей ей совокупности действительных материальных интересов не способны выполнять общественные функции членов высшей институциональной власти особого (отдельного и особенного) государства, существующего в условиях, когда финансовый капитал есть всеобщая форма производства общественных индивидов.

В таком случае эти лица не доросли даже до того, чтобы быть признанными финансовым капиталом (и корпорацией его действительных персонификаторов) даже эвентуальными кандидатами в действительные члены глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов.

В самом лучшем случае, эти лица в действительности могут рассчитывать не более чем на временное наделение их полномочиями временных (ситуативных) агентов той или иной группировки действительных членов глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов. 

Это примерно то же самое, что и политические попутчики (не союзники, но именно попутчики), и все те агенты, которых используют не иначе, кроме как втёмную, которые на определённом этапе выполняют функции «полезных идиотов».

Но как только нужда в исполнении тех функций, которые исполняли эти «полезные идиоты», отпадает, так сразу же и неотвратимо вступает в силу неизменное правило — «Мавр сделал своё дело, Мавр должен уйти».

promo new_rabochy 09:29, вчера 39
Buy for 10 tokens
Ленинград. Васильевский остров. 1983 г. Как известно, в бытность Юрия Андропова руководителем СССР завелись в стране строгие порядки. То прогульщиков в кинотеатрах ловили, то растрепали хлопковую «мафию» в Узбекистане, то разоблачали милиционеров — оборотней в погонах.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.