vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Утилизация России – факт или бредни «неадекватов»?

http://izobil.ru/_fr/13/4306032.jpg
http://izobil.ru/_fr/13/4306032.jpg

На основании данных Росстата и Фонда ЖКХ проанализировано состояние жилищного фонда и коммунальной инфраструктуры РФ, тенденции и перспективы их изменения в обозримом в сегодняшних общественных условиях будущем России.

На основании экономических теорий среднесрочной и долгосрочной цикличности экономики тезисами показаны процессы «проедания капитала» России, прогрессирующие, по меньшей мере, с начала 1970-х годов и доныне так, что по факту они превратились в процессы «утилизации капитала» России и самой России.

Жилищный фонд.

Согласно официальному изданию Росстата «Жилищное хозяйство в России» (2019), по состоянию на начало 2019 года общая площадь жилищного фонда в РФ составляла 3780 млн. кв. м, из них официально признаны аварийными 25,5 млн. кв. м, что составляет 0,7% от общей площади жилищного фонда. За 10 лет доля аварийного фонда в РФ увеличилась на 0,1% — в 2010 доля аварийного фонда составляла 0,6%.

В течение последних 5 лет (2016-2020 годы) ежегодные объёмы ввода в эксплуатацию завершённого строительством жилищного фонда в РФ несущественно колебались около среднегодовой величины, составлявшей ок. 80 (79,86) млн. кв. метров.

В результате ежегодный темп прироста жилищного фонда в течение минувшего десятилетия уменьшился: если в начале этого периода жилищный фонд увеличился на 2,31%, то к концу этого периода (2020 год) относительная величина его прироста уменьшилась до 2,11%.

Жилищный фонд РФ по срокам эксплуатации по состоянию на начало 2019 года распределялся так: 

— более 100 лет — ок. 2%; 

— более 75 лет — 3,6%;

— более 40 лет (средний срок постановки «брежневок» на «полный» капремонт) — 25,5%;

— более 15 лет (приняты в эксплуатацию до 1996 года) — ок. 38 (37,96)%; 

— менее 15 лет (приняты в эксплуатацию после 1995 года) — 29,7 (29,67)%.

Критерии ветхости жилого дома в современном законодательстве РФ отсутствуют. Приказом Госстроя РФ от 31.12.1999 № 177 утверждена «Методика по определению непригодности жилых зданий и жилых помещений для проживания».

Самое определение и отнесение жилья к ветхому жилью осуществляется отраслевыми чиновниками без комиссионных обследований, а к аварийному жилью — посредством обследования межведомственными комиссиями с составлением государственного акта. 

Иными словами, отнесение жилищного фонда к ветхому и аварийному, а точнее — к «опасному» и «аварийному» по техническому состоянию жилью отдано на усмотрение чиновников местного уровня. 

А местные чиновники заинтересованы в том, чтобы до предела минимизировать объёмы «опасного» и «аварийного» жилья. 

Потому что в случае признания жилья «опасным для дальнейшей эксплуатации», не говоря уже о признании его «аварийным», у местных чиновников возникает обязанность предоставить соответствующим жильцам безопасное жильё, а у этих граждан — право требования, в том числе и по суду, от чиновников исполнения этой их обязанности.

В этой Методике для чиновников, утверждённой Госстроем РФ, определены критерии отнесения жилья «опасному» и «аварийному». Одним из 6-ти критериев «отнесения жилых зданий и жилых помещений к категории непригодных для проживания» является «техническое состояние строительных конструкций или инженерного оборудования…, с учетом физического износа и повреждения конструкций» в том случае, когда и если это «представляет опасность для проживающих в здании или помещении».

«Опасным техническим состоянием», согласно этой Методике (п.2.4), считается такое, когда и если «строительные конструкции и (или) инженерное оборудование здания достигли ветхого состояния, но несущая способность элементов здания или здания в целом полностью не исчерпаны. Дальнейшая эксплуатация не является безопасной. Физический износ строительных конструкций и инженерного оборудования, определенный квалифицированной комиссией с учетом данных БТИ, составляет более 60%».

«Аварийным техническим состоянием», согласно этой Методике (п.2.5), признаётся такое состояние, когда и если «дальнейшая эксплуатация здания представляет непосредственную опасность для жизни людей. Физический износ строительных конструкций и инженерного оборудования: для полносборных, кирпичных и каменных зданий свыше 70%; для деревянных зданий и зданий со стенами из местных материалов, а также мансард свыше 65%».

Несущественно огрубляя, из этого можно сделать вывод: жилищный фонд со степенью износа, составляющей более 65%, технически является аварийным — его дальнейшая эксплуатация «представляет непосредственную опасность для жизни людей».

И сколько такого жилищного фонда в РФ ныне?

Согласно данным Росстата, по степени износа, определяемого по нынешним официальным нормативам технического износа, жилищный фонд РФ распределяется так:

— износ свыше 70% — 1,43%;

— износ от 66 до 70% — 4,32%;

— износ от 31 до 65% — 35,8%;

— износ до 30% — 52,9%.

Таким образом, если исходить из официальных данных Росстата по износу жилищного фонда, 5,75% от всего жилищного фонда РФ (это — 217,4 млн. кв. м жилых помещений) «представляют непосредственную опасность для жизни людей». 

Много это или мало? Это — более 4,0 млн. квартир «средней» площади. В них по состоянию на начало 2019 года ок. 9,5-10,0 млн. человек (ок. 6,7% от всего статистически учитываемого населения РФ) проживало в условиях, которые «представляют непосредственную опасность для жизни людей».

Но если исходить из расчётных сроков безопасной эксплуатации жилых домов различных типов и проектов, принятых и реализованных при производстве строительных материалов и конструктивных элементов жилых домов, проектировании и строительстве жилых домов в СССР до средины 1970-х годов, то оценка состояния жилищного фонда РФ существенно изменяется.

Укрупняя, можно сказать, что согласно «старым» (действовавшим до средины 1970-х годов) советским ГОСТам и СНиПам к жилищному фонду, технически опасному для дальнейшего проживания в нём людей, следует относить абсолютное большинство жилищного фонда, имеющего срок эксплуатации более 55-60 лет.

Сколько жилья в РФ подпадает под этот критерий? Если судить по данным Росстата, а иных данных в публичном доступе у нас нет, то, кроме жилья со сроком эксплуатации более 75 лет, к такому жилью относится ок. половины жилья со сроком эксплуатации от 40 до 75 лет.

Таким образом, имеем 5,75% жилья, имеющего срок эксплуатации более 75 лет, и 12,75% жилья, имеющего срок эксплуатации более 55-60 лет, итого – 18,5% от всего жилищного фонда РФ. А это уже 708,8 млн. кв. м жилых помещений, в которых на по состоянию на начало 2019 года жило ок. 28,0-30,0 млн. человек или 19,8% от всего статистически учитываемого населения РФ — почти каждый пятый житель РФ.

Значит ли это, что всё это жильё безусловно является технически непосредственно опасным для дальнейшего проживания в нём людей? 

Нет, не значит. Но это значит, что техническое состояние этого жилья и его пригодность для дальнейшего проживания должны стать предметом независимой технической оценки, во-первых, и предметом постоянного систематического контроля отнюдь не чиновничества, но самого населения, организовавшегося в народ для себя, во-вторых.

Почему так, а не иначе?

Потому что за период с 2012 по 2018 год включительно в РФ отремонтировано всеми нынешними видами «капремонта» (в действительности ни один из них не является капремонтом в его общеэкономическом и инженерно-техническом понимании до начала 1970-х годов) 30,8 млн. кв. м жилищного фонда в расчёте на общую площадь жилых помещений. Строительные объёмы отремонтированных жилых домов по определению больше площади жилых помещений в этих жилых домах.

Таким образом, в среднем за один год в течение 7 лет «капитально ремонтировалось» ок. 4,4 млн. кв. м общей площади жилых помещений, что составляет менее 0,12% от всего жилищного фонда РФ и менее 0,37% от жилых домов, принятых в эксплуатацию до 1971 года, то есть эксплуатируемых уже более 50 лет.

А сколько жилья в РФ надо действительно капитально ремонтировать ежегодно? Это понятно из того, что средний срок эксплуатации жилья после капитального ремонта до его технического износа в 65-70%, составляет 20-25 лет.

Следовательно, чтобы хотя бы приблизительно оценить (точные расчёты выполняются иначе — для этого есть соответствующие формулы, учитывающие весь процесс замещения и накопления жилищного фонда), каков минимальный объём жилья, который надо ежегодно капитально ремонтировать для исключения техногенных аварий и катастроф в жилищном фонде, разделить на средний срок эксплуатации после капремонта.

Таким, сугубо оценочным и приблизительным, ориентирующим в ситуации, методом получаем, что в РФ в настоящее время необходимо капитально ремонтировать не менее 29-35 млн. кв. м в год, если не все 40-45 млн. кв. м в год.

А ремонтируется сколько? Всего 4,4 млн. кв. м, то есть почти на порядок (в десять раз!) меньше даже формально, а если оценивать по существу — по техническому содержанию и качеству этого «капремонта», то трудно сказать иначе, чем: нисколько.

Коммунальная инфраструктура.

«Об износе 60-70% коммунальной инфраструктуры в России заявил председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин. «Абсолютный износ инфраструктуры, еще с советских времен остались гнилые трубы», – цитирует Степашина ТАСС», — сообщает «Федеральное интернет-издание «Капитал страны» в материале, озаглавленном ««Еще с советских времен гнилые трубы»: Износ инфраструктуры ЖКХ достиг в России 70%».

Речь идёт о «полном износе» (о превышении расчётного срока технической пригодности для эксплуатации), а не об «износе до постановки на капитальный ремонт».

Срок постановки на капитальный ремонт для коммунальной инфраструктуры в СССР был установлен в пределах от 30 до 40 лет в зависимости от вида и типа инфраструктуры (магистральная, внутриквартальная, внутриплощадочная, внутридомовая), зависящего от материала, из которого изготовлены, например, трубы, их диаметра, технологии производства, в том числе технологии строительства, и т.д. Предельный технический срок эксплуатации инфраструктуры при этом по соответствующим ГОСТам и СНиПам устанавливался равным 50-60 годам.

Что значит сообщение Степашина с этой точки зрения?

Оно значит, во-первых, что не менее 70% всей коммунальной инфраструктуры в РФ построено в 1950-1960-х годах — не позже 1970-го года.

Далее, по существу речь идёт о том, что замещение основных фондов коммунальной инфраструктуры в последующие годы практически было близко к нулю. Ведь на что указывает «срок замещения»? Он указывает на срок полного замещения = полной замены соответствующего «фонда» или, точнее и вернее — «процессирующего капитала», применяемого в отрасли, не по его стоимости, а in natura, физически. «Коэффициент замещения фондов» (процессирующего капитала in natura) поэтому всегда меньше единицы.

Что касается коммунального хозяйства, то и в нём, как и в жилищном фонде РФ, есть «нормальные коэффициенты замещения» для каждого вида зданий и сооружений, их типа, проекта и т.д., и т.п., а есть «нормативно установленные коэффициенты замещения», то есть установленные государством сроки замещения «фондов». И это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

То, что в СССР в 1970-ые и 1980-ые годы были изменены нормативы сроков эксплуатации жилых домов и коммунальной инфраструктуры (и не только их) — об этом автору известно.

Издать нормативный акт — «раз плюнуть», хотя бюрократически это дело весьма не быстрое вследствие согласования интересов всех ведомств, которое представляет собой хороший повод для межведомственных торгов по вопросам и предметам, зачастую не имеющим никакого отношения к предмету согласовываемого нормативного акта.

Но что издание нормативного акта меняет в средствах производства и рабочей силе, фактически применяемых в производстве строительных материалов и конструкций, в технологиях и качестве производства стройматериалов и самого строительства?

Издание нормативного акта само по себе ничего не меняет во всём этом: действующее производство товаров и государственный аппарат, издающий и в тех или иных своих целях применяющий эти нормативные акты для регулирования производства и потребления товаров, — в реальности это разные «планеты» («Кин дза-дза»).

А фактическое качество материалов и производства вообще, применяемых в строительстве, и в самом строительстве в РСФР-РФ как менялось в течение истекших 60-70 лет?

Неужели стремилось к космическим высотам качества? Или же падало ещё быстрее и сильнее, чем падало и падает качество в аэрокосмическом комплексе СССР-РФ?

И что это поменяло в коммунальном комплексе, в условиях коммунального производства?

Сообщение Степашина, во-вторых, свидетельствует, что «коэффициент замещения фондов» в коммунальном хозяйстве РФ уже намного ниже критического даже по принятым в РФ «нормативам-лайт».

Фактически сложившийся «коэффициент замещения фондов» in natura в коммунальном комплексе РФ является условием и предпосылкой неизбежного нарастания не просто аварийности в коммунальном хозяйстве, но и риска техногенных катастроф, в том числе крупных и крупнейших.

Вот именно с этой инженерной и экономической точки зрения, которая есть точка зрения безопасности условий жизни людей, надо рассматривать ситуацию не только с жилым фондом, но и с коммунальной инфраструктурой в РФ.

А она — эта ситуация, — если не катастрофическая, то близка к ней, что и подтверждается всё более регулярными сообщениями об авариях и катастрофах в жилом фонде и коммунальной инфраструктуре городов РФ.

В-третьих, сообщение Степашина свидетельствует как раз о том, что экономистами квалифицируется как «проедание фондов» или, иначе, «проедание капитала», но теперь уже не только в натуре, но и по его стоимости в течение последнего полувека, не менее, то есть со времён начала «брежневского застоя».

О моральном износе средств производства коммунальных услуг и средств воспроизводства человека говорить не приходится там и тогда, где и когда имеет место быть полный физический износ этих средств производства.

Но разве нет у всей этой ситуации иных, в том числе экономических и политических, измерений? Есть, и немало.

Мы посмотрим на неё только ещё с одной стороны — со стороны  экономической цикличности. 

Утилизация капитала России и утилизация России.

Экономистам известны циклы Саймона Кузнеца, длительностью 15-25 лет, которые по-другому называются «инфраструктурными» или «строительными циклами» и обозначают экономически нормальную (с точки зрения процессирования капитала и накопления процессирующего капитала) периодичность крупномасштабных инвестиций в инфраструктуру и строительство новых сооружений и зданий, в том числе и вследствие обновления или смены ряда применяемых технологий.

Выход за пределы этого периода (цикла) считается одним из главных факторов экономических кризисов, глубоких по падению экономики и крупномасштабных по охвату отраслей, видов и родов производства.

Но в СССР-РФ уже не 15-25, а 50-60 лет не обновляется инфраструктура всей страны. 

А что такое период продолжительностью 50-60 лет с точки зрения цикличности экономики? 

Это два-три цикла Кузнеца, если брать их длительность по средней продолжительности или максимуму, или 3-4 цикла по минимуму. И только? Совсем нет.

50-60 лет — это примерная, причём максимальная, а не средняя продолжительность цикла (длинной волны) Николая Дмитриевича Кондратьева. 

С этим циклом Кондратьева экономисты, начиная с самого Кондратьева, связывают периодичность масштабного обновления всего того, что Маркс относил к техническому базису производства вообще и к общим условиям производства, в особенности.

А именно речь  идёт о смене ансамбля технологий, а, значит, и технологической организации производства товаров, и изменении профессиональной структуры рабочей силы, применяемых в производстве материального богатства, производстве и воспроизводстве людей. Это и есть существенное (качественное и количественное) изменение всего технического базиса производства общественных индивидов, не совсем адекватно, но всего лишь односторонне и потому неполно квалифицируемое как смена технологических укладов.

Существенное изменение технического базиса производства общественных индивидов есть также и существенное изменение общих условий производства, ибо первое предполагает, включает в себя и влечёт за собой второе. 

Общие условия производства включают в себя всю совокупность автомобильных, железных и иных дорог, путей сообщения, продуктопроводов и коммуникаций, включая связь и телекоммуникации, а также соответствующих средств производства, во-первых. 

Общие условия производства включают, во-вторых, совокупность промышленных, общественных и жилых зданий и сооружений, включая всю инженерную (промышленную и коммунальную) инфраструктуру.  

Неотъемлемой частью общих условий производства, в-третьих, является вся общеэкономическая инфраструктура, включая систему подготовки трудовых ресурсов, государственные условия экономической деятельности (институциональная среда, налоги и тарифы, система государственного и муниципального управления экономикой) и финансовую инфраструктуру всей экономической деятельности.

Сам Н.Д. Кондратьев связывал с открытыми им циклами (длинными волнами) не просто наиболее глубокие экономические кризисы, но мировые экономические кризисы — кризисы, которые приводят к революциям и мировым войнам.

Так вот в РФ срок эксплуатации не только коммунальной инфраструктуры, но и большей части, если не двух третей всех общих условий производства, к которым принадлежит и коммунальная, и промышленная инфраструктура, уже превысил длительность цикла Кондратьева.

Кстати говоря, новое жилищное строительство в городах РФ «вешалось» и «вешается» сплошь и рядом на изношенную вдрызг, обветшавшую донельзя инженерную инфраструктуру — это даже в г. Москве видно невооруженным глазом.

Почему сейчас застраивают жильём бывшие промзоны в Москве? Не потому ли, что там на коммунальной инфраструктуре можно «сэкономить», тем самым максимизировав «маржу», а во всех других районах Москвы эти возможности уже исчерпаны полностью?

Одновременно это ведь свидетельствует не только об уже завершившейся массовой ликвидации целых отраслей и видов промышленности in natura по всей РФ, но и об утилизации теперь уже всех общих условий промышленного производства, которые были созданы в предшествующее столетие.

А все эти государственные кампании последовательной «оптимизации» на территории всей РФ так называемой социальной сферы, то есть отраслей и видов производства человека, разве не о ликвидации и утилизации всего этого рода производства общественных индивидов в РФ свидетельствуют?

Говоря языком экономистов, всё это вместе взятое как раз и есть то, что называется «проеданием капитала» и «утилизацией капитала» — всего капитала России, включая также и «человеческий капитал» (трудовые ресурсы, рабочая сила), не только по стоимости, но и in natura, то есть физически.

Нарастающая убыль населения РФ за счёт прогрессирующего вымирания коренных народов России вообще и русского народа, в особенности, — самое наглядное и неоспоримое свидетельство прогрессирующей по факту утилизации России in natura.

Однако официально всё это именовалось до недавних пор «вставанием с колен», а ныне — неотвратимо грядущим, ибо обещанным величайшими в истории вождями, «экономическим прорывом» России. «Прорывом» России куда? На кладбище истории?

С точки зрения личной есть большая разница между предателем по умыслу и предателем по неосторожности, неведению, неспособности или непригодности к соответствующей деятельности, в том числе и к управлению государством.

Но с точки зрения того и тех, кого предали, никакой разницы нет, предали его или их по неосторожности или умышленно — для того и тех, кого предали, результат предательства один и тот же.

promo new_rabochy 07:30, вчера 275
Buy for 10 tokens
Если кто-то не в курсе, то вчера 25 ноября на шахте «Листвяжная» Кемеровской области произошла трагедия. Погибли 52 человека. Еще 67 пострадали, из них 39 попали в больницы. Труд шахтеров - тяжел и вы сами видите насколько опасен. Тем не менее средняя З.П. в Кузбассе всего 88,8 тыс…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.