vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Крах финансового капитала закономерен и неотвратим

https://thelanguageofauthoritarianregimes.files.wordpress.com/2019/08/mollie-fig-2.png
https://thelanguageofauthoritarianregimes.files.wordpress.com/2019/08/mollie-fig-2.png

Ранее размещённые в виде ответов на комментарии к статьям «Когда «верхами» в России прекращена политика «военного коммунизма»?» и «В РФ политический «Рубикон» уже перейдён или ещё нет?» авторские дополнения и комментарии сведены в одно целое, систематизированы, подвергнуты редактированию и доработке в целях их сведения и систематизации как одного целого: 

— Раскрывающего необходимость и неизбежность «кавалерийских атак на капитал» для превращения финансового капитала во всеобщую форму капитала вообще и в России (РСФСР-СССР), в том числе.

— Резюмирующего непрерывное революционизирование жизни человека в качестве неотъемлемого атрибута капитала, обусловленного его общественной природой.

— Обоснованно показывающего, что «грубый коммунизм», «вульгарный социализм», «государственный социализм» и прочие ипостаси «социализма» и «коммунизма» в действительности являются агентами финансового капитала, действующими в рамках негативной фазы пролетарской социальной революции в интересах финансового капитала.

— Кратко резюмирующего предельное обострение финансовым капиталом имманентно (внутренне) присущих капиталу противоречий, обусловливающего закономерный и неотвратимый крах финансового капитала и всей экономической общественной формации. 

Необходимость и неизбежность «кавалерийских атак на капитал» для превращения финансового капитала во всеобщую форму капитала.

«Кавалерийская атака на капитал» в России в первой трети 20-го века не могла не предприниматься. Но только в РСФСР-СССР насильственно осуществлена предельная и тотальная централизация капитала — осуществлена именно как последовательные по времени и в пространстве волны «атак кавалерии, идущей лавой».

Централизация капитала, будучи особой формой концентрации капитала, всегда осуществляется насильственно, и всегда сопровождается экспроприацией индивидуальных капиталов, не исключая экспроприации и персонифицирующих эти индивидуальные капиталы капиталистов.

Централизация капитала, пусть даже она самая предельная и самая тотальная централизация, отнюдь не упраздняет капитал, но выводит его на более высокую ступень его (капитала) развития, и выводит капитал на более высокую ступень его развития в мере тем большей, в чем большей мере эта централизация капитала становится тотальной и логически завершенной.

В результате этих «кавалерийских атак на капитал» весь капитал, функционировавший на территории РСФСР-СССР, стал «капиталом общины», а «община» — «всеобщим капиталистом». Это — «грубый коммунизм» по квалификации Маркса в его Экономическо-философских рукописях 1844 года. «Грубый коммунизм» по действительному уровню своего развития ещё не дорос до частной собственности, но наиболее полно практически утверждает и осуществляет всю гнусность отношений частной собственности, а посему он ничего общего, кроме имени, с действительным коммунизмом или социализмом не имел, не имеет, ибо иметь не может.

Превращение всего капитала, функционирующего на территории страны, в «общинный капитал», а всех жителей этой страны — в рабочих, как раз и есть вывод этого особого (обособленного государством особенного индивидуального) капитала на самую высокую ступень развития капитала — на ступень его тотального и окончательного превращения в финансовый капитал, функционирующий как всеобщая форма капитала.

Этот процесс предельной централизации капитала, превращающий все виды капитала в финансовый капитал, сопровождается тотальной экспроприацией, ибо предполагает тотальную экспроприацию всех и всего у всех.

Действительная община не может управлять капиталом ни объективно, ни субъективно.

Капиталом субъективно может управлять и действительно субъективно управляет корпорация капиталистов, однако объективно и сама эта корпорация, и каждый её действительный член есть не более чем персонификаторы капитала, его доверенные агенты, уполномоченные капиталом управлять своим самовозрастанием.

Ненадлежащее исполнение индивидуумом или корпорацией индивидуумов этой общественной функции доверенного агента капитала, уполномоченного управлять его самовозрастанием, незамедлительно карается капиталом — карается частичной или полной экспроприацией, осуществляющейся в формах банкротства индивидуальных процессирующих капиталов, концентрации капитала и его централизации.

Юридические отношения отнюдь не есть отношения экономические, а всего лишь выражают с той или иной мерой адекватности и эффективности отношения экономические.

Маркс совсем не случайно, но чрезвычайно точно говорит в Экономическо-философских рукописях 1844 года об «общинном капитале» и об «общине как всеобщем капиталисте» именно как о представляемой (= всего лишь идеологически воспринимаемой и мыслимой) всеобщности, но отнюдь не как о действительной всеобщности.

После первой волны «кавалерийских атак на капитал», осуществлённой в России в 1917-1920-ом годах, вынужденно произошло отступление этой самой «атакующей кавалерии», выражением чего как раз и стал НЭП.

Капитал, чтобы концентрироваться и централизоваться, прежде должен возникнуть как таковой — как капитал: чтобы нечто накапливалось, самовозрастало, это нечто должно прежде возникнуть в качестве самого себя, а не в качестве иного себе.

Мелкие капиталы и мелкая буржуазия в условиях доминирования буржуазного способа производства в странах, осуществляющих «догоняющее» буржуазное развитие, возникают постоянно и массово посредством превращения крестьянского и ремесленного производства в товарное производство и этого последнего — в развитое (= капиталистическое) товарное производство.

Это как раз и есть тот самый питательный бульон первоначального производства капитала, который поставляет уже имеющемуся централизованному капиталу, занимающему командные высоты в экономике стран «второй-третьей волны» буржуазного развития, пищу для дальнейшей концентрации и централизации, то есть для роста вширь и вглубь этого централизованного капитала.

Этим процессом превращения крестьянского и ремесленного товарного производства в развитое товарное производство готовятся очередные волны «кавалерийских атак на капитал». В СССР таковых была отнюдь не одна, но и «временных отступлений» процесса централизации капитала было отнюдь не одно.

И только в 1929-1933 годах в СССР, одновременно с США и Германией, произошёл «коренной перелом», положивший черту невозврата (точка необратимости) в этой действительной глобальной гражданской войне интернационального финансового капитала против всех видов капитала (промышленный, торговый и банковский капиталы), обособленных как национальные капиталы.

Целью финансового капитала в этой глобальной гражданской войне внутри буржуазии было глобальное подчинение финансовому капиталу всех видов капитала и всех национальных капиталов посредством их экспроприации и превращения в особенные относительно обособленные формы финансового капитала.

В России (в форме СССР) этот «коренной перелом» заключался в производстве и обеспечении необратимости превращения всех индивидуальных капиталов и всех видов капитала, возникавших и процессировавших на территории России, в особенные формы предельно централизованного государством единого финансового капитала.

В предыдущих абзацах указано на чрезвычайно важный момент — действительная гражданская война в РСФСР-СССР, а уж тем более во всём буржуазном мiре, отнюдь не сводится ни к тому периоду, ни, тем более, к тому содержанию, о которых написано в учебниках истории — будь то «старые» советские или иностранные, будь то современные учебники.

На территории России (РСФСР-СССР) эта действительная гражданская война по своему классовому характеру была войной буржуазной — войной между разными частями (партиями) буржуазии. Вся она (буржуазия СССР) вышла из формально одного «национального отряда» буржуазии — из российского отряда буржуазии. Однако в действительности разные части этого российского отряда буржуазии принадлежали к разным национальным отрядам буржуазии — они были инкорпорированы в разные национальные отряда буржуазии, которые не только становились и возникли на территории Российской империи, но и существовали за её пределами.

Что касается тех формально внешних по отношению к России национальных отрядов всемiрной буржуазии, то по большей части это были новоевропейские национальные отряды буржуазии, включая американский отряд, однако, кроме них, были также и представители национальных отрядов буржуазии становящихся наций Нового Востока.

Именно эта действительная гражданская война между российскими партиями прежней (старой) и вновь возникавшей (новой) буржуазии очень быстро подавила и поглотила на территории России классовую войну пролетариата России со всей буржуазией — и национальной, и интернациональной.

Финансовый капитал разве в течение второй половины 19-го – первой половины 20-го веков не развернул и не осуществил успешно тотальное наступление на все виды капитала, на все особые национальные и прочие обособленные индивидуальные капиталы, экспроприировав их и превратив их в свои превращённые формы? 

Развернул и осуществил, в том числе и посредством двух Великих крахов, двух Великих (Долгих) Депрессий и двух Мiровых войн, закрепив свою тотальную победу не только Бреттон-Вудскими и вытекающими из них соглашениями, но и Ялтинско-Потсдамскими соглашениями и Нюрнбергским процессом.

А кто, где, когда и как конкретно действовал практически в качестве командного состава и пушечного мяса армии, мобилизованной финансовым капиталом, в течение столетия регулярно и всё более массированно совершавшей систематические «кавалерийские атаки» на всякий капитал, — это уже вопрос конкретно-исторических исследований вообще и в части России-СССР, в том числе.

«Грубый коммунизм», «вульгарный социализм», «государственный социализм» и прочие ипостаси «социализма» и «коммунизма» как агенты финансового капитала внутри негативной фазы пролетарской социальной революции.

Может ли быть «атака на капитал», тотально и успешно осуществлённая финансовым капиталом в национальном или глобальном масштабе, той и такой «атакой на капитал», которая совершит и завершит пролетарскую социальную революцию, экспроприировав всех экспроприаторов и т.д. соответственно в национальном или глобальном масштабе?

Нет, не может быть. Это не более чем негативная фаза пролетарской социальной революции, а не вся пролетарская социальная революция в её целом, включая вторую — созидательную — фазу её.

Однако и сама негативная фаза пролетарской социальной революции всецело вынуждена классовой борьбой пролетариата против капитала — именно эта классовая борьба есть квинтэссенция конфликта между материальным развитием производства и его общественной формой, до ступени которого (этого конфликта) именно капитал развил и до предела обострил все свои внутренние противоречия.

Если подлинно научно рассмотреть действительное конкретно-историческое содержание первого раздела настоящей статьи чрез призму развёртывания двух фаз пролетарской социальной революции, то неизбежно станет понятным также и то, что теоретически ещё не мог в достаточной мере разработать Маркс, и почему он не мог этого ни объективно, ни субъективно.

Однако именно Маркс научно обосновал все необходимые и достаточные предпосылки, которые требуются для развёртывания действительного производства революционной пролетарской науки и практики перерастания негативной фазы пролетарской социальной революции в её позитивную фазу. Это научное производство могло быть осуществлено лишь по мере и посредством действительного исторического развития негативной фазы пролетарской социальной революции и её перерастания в свою позитивную фазу.

Но Энгельс, Каутский и прочие, такие же, как и они, «марксисты» сделали всё, чтобы подготовленное Марксом производство пролетарской революционной науки и практики второй фазы пролетарской социальной революции было превращено в подчинённый момент негативной фазы пролетарской социальной революции. То есть они, а не только буржуазия как господствующий класс, сделали всё, чтобы классовая борьба пролетариата осуществлялось под классовым руководством и в классовых интересах буржуазии. И сделали они это не только независимо от своей воли, но и нередко вопреки своей воле в силу органически присущих им буржуазного сознания и интересов.

Это и есть процесс подавления, поглощения и подчинения классовой войны пролетариата против буржуазии интересам разных партий буржуазии в рамках глобальной и тотальной гражданской войны внутри мiровой буржуазии.

Как и насколько эта действительность классовой борьбы выражена в объективной и субъективной реальности победителей и побеждённых в действительной гражданской войне буржуазии на территории России — это как раз и видно по учебникам истории, историческим монографиям и мемуарам, авторами которых являются представители соответствующих сторон этой действительной гражданской войны. Ничего другого, кроме этих буржуазно-идеологических теорий и жизнеописаний всего «советского» и последующего периода, если смотреть чрез призму истории России, доднесь в распоряжении заинтересованных лиц не было, и нет.

Непрерывное революционизирование жизни человека — неотъемлемый атрибут капитала.

Капитал непрерывно революционизирует производство общественных индивидов — это обусловлено самой общественной природой капитала.

Иными словами это же самое звучит так: капитал превращает производство общественных индивидов в революционное производство общественных индивидов, которому по самой его общественной природе капиталистического производства неотъемлемо присущ революционный характер или, что есть то же самое, характер революции.

Но что есть революционное производство общественных индивидов, если не производство революции в самом обществе этих индивидуумов, в их общественной природе и в них самих?

Только это революционное производство общественных индивидов до определённого момента своего развития позитивно производит отнюдь не человека, но капитал — самоё себя (общественное производство), отчуждённое от производящих общественных индивидов и стоящее над ними как чуждая и безраздельно властвующая над ними внешняя сила (чужая и чуждая им власть над ними).

Однако эта самовозрастающая чужая и чуждая человеку власть, всецело господствующая над ним, с определённого момента своего развития обостряет свои, внутренне присущие ей по её природе, противоречия. И обостряет она эти противоречия настолько, что своим самовозрастанием, непрерывно полагающим пределы своему собственному самовозрастанию и насильственно снимающим эти пределы, превращает эти противоречия и пределы не только в более высокие по уровню развития противоречия и пределы. Она превращает эти противоречия также и во всё более открытый и всё более острый конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой (= самим собой — капиталом).

Материальное развитие производства — это не только материальное развитие технического базиса производства (техники, технологий и т.д.) или, иначе, средств производства, но и материальное развитие самих производителей — общественных индивидов, человека.

Именно материальное развитие человека, прежде всего, вступает в конфликт с общественной формой жизни человека, когда эта общественная форма является, ибо стала уже, оковами, не только препятствующими дальнейшему материальному развитию общественных индивидов. Но и по мере развития этого конфликта именно эти оковы (эта общественная форма производства общественных индивидов) неотвратимо превращается в нарастающую тотальную угрозу жизни человека.

Развитие возникшего конфликта между материальным развитием производства и его общественной формой есть саморазрушение этой самовозрастающей власти, а равно и создание общественных условий, необходимых и достаточных для перехода этой негативной (разрушительной) фазы пролетарской социальной революции в позитивную (созидательную) фазу пролетарской социальной революции.

Только эта последняя (позитивная фаза пролетарской социальной революции) окончательно, необратимо разрешает и этот конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой, и породившие его внутренние противоречия производства общественных индивидов, осуществляемого в форме капитала.

Социальная революция отнюдь не тождественна революции политической — вот о чём никогда не следует забывать вообще и когда речь идёт о пролетарской социальной революции, то — в особенности.

В период свершения социальной революции, как правило, до сих пор имела место быть далеко не одна серия революций и контрреволюций политических и революций и контрреволюций идеологических. Это если смотреть и видеть только надстроечные выражения хода и исхода социальной революции, да только по ним судить о том, имеет место быть социальная революция или нет.

Но гораздо важнее, ибо это существенно, революции/контрреволюции (революционные и контрреволюционные перевороты) в материальном производстве общественных индивидов, обособляющемся и/или обособленном и как особый производственный общественный организм, и как особые социумы. Посредством череды таких революций только и совершается соответствующая социальная революция, выражаясь и оформляясь идеологически, политически, экономически и юридически, то есть институционально. 

Массовое уничтожение производительных сил (средств производства и общественных индивидов), если оно ведёт производство этих общественных индивидов к полной остановке или осуществлению на более низком (количественно и качественно) уровне в течение долгосрочного периода, разве не есть контрреволюционный переворот в материальном производстве данной обособленной совокупности общественных индивидов?

Если и когда такое массовое уничтожение (разграбление и/или утилизация) производительных сил, имеющие такие результаты, осуществляется преимущественно внутренними персонификаторами действительного субъекта этой политики, то и тогда это очевидно есть контрреволюция в материальном производстве данного конкретного особого производственного общественного организма.

Если же такое массовое уничтожение производительных сил, имеющее такие результаты, осуществляется извне, да ещё и с применением средств ведения систематических боевых и диверсионных действий, то тогда это воспринимается как война и/или геноцид против данной совокупности общественных индивидов, являющейся объектом этого уничтожения, а не как контрреволюционный переворот в материальном производстве.

Но в обоих случаях в действительности осуществлена идеологическая и политическая подмена политикой (внутренней или внешней — это по обстоятельствам) действительной контрреволюции (или революции — в противоположном случае) в материальном производстве соответствующих общественных индивидов.

Иначе говоря, совокупный результат производства общественных индивидов в обоих этих случаях подменяется одним из множества средств производства этого совокупного результата, а именно политическими (включая средства вооружённого насилия), идеологическими и юридическими средствами производства этого совокупного результата и формами применения этих надстроечных средств производства общественных индивидов.

Резюме предельного обострения внутренних противоречий финансового капитала.

Капитал вообще, а финансовый капитал, в особенности, есть саморазвивающееся, живое противоречие; вернее — это саморазвивающаяся система живых противоречий.

Имманентно (внутренне) присущая капиталу система противоречий, научно вскрытых Марксом, по мере самовозрастания капитала, его тотального превращения вследствие этого в финансовый капитал как в свою всеобщую форму и самовозрастания уже в этой своей всеобщей форме, в конечном итоге, резюмируется в противоречии:

1) капитал есть самовозрастающая власть над производством (= жизнью) общественных индивидов, отчуждённая от этих общественных индивидов и вследствие этого стоящая над ними и повелевающая ими как чужая и чуждая им высшая власть над ними, над их жизнью;

2) одновременно с этим капитал есть разрушающая самоё себя всем этим своим самовозрастанием высшая власть над общественными индивидами, над их жизнью, то есть над всем производством общественных индивидов.

Говоря иначе, имманентно (внутренне) присущие капиталу, противоречия, в конечном итоге, резюмируются в противоречии:

1) самовозрастание капитала вообще, а его самовозрастание в своей всеобщей форме финансового капитала, в особенности, есть высшая (наиболее развитая) в условиях самоотчуждения человека от своей человеческой природы общественная форма материального развития человека (= жизни человека) в этих самых условиях его самоотчуждения от своей человеческой природы;

2) одновременно с этим самовозрастание капитала вообще, а его самовозрастание в своей всеобщей форме финансового капитала, в особенности, есть завершение процесса расчеловечивания человека (= уничтожения человека), превращающего его в одно из орудий производства — в биологический механизм, поставленный тотально на истребительное использование, включая полную утилизацию, в целях самовозрастания власти над человеком.

И в ином отношении: цель применения и мотив самовозрастания высшей отчуждённой от человека и чуждой человеку власти капитала над человеком — тотальное упорядочивание (исчисление, институционализация, технологизация и подчинение) человека, всей его жизни, но действительное дело этой высшей тотальной власти над человеком и конечный результат её практического применения — тотальная хаотизация общества (человека).

Это аналогично тому, как у Гераклита Тёмного из Эфеса: имя его — жизнь (βίος), а дело его — смерть (βιός — оружие под названием лук для стрельбы стрелами).

promo new_rabochy 20:37, friday 26
Buy for 10 tokens
Предисловие. Базовые положения Концепции СПС, опубликованной в LiveJournal в статьях 6 и 17 октября, у меня сформировались к 1985 году на основе многолетнего опыта по созданию и внедрению новых технологий и оборудования. Этому способствовали острые дискуссии с руководителями Минхимпрома СССР…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.