vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

«Чуйка» неотвратимости скорого краха РФ, захватившая «общество»

https://www.ferra.ru/imgs/2021/05/14/09/4663892/12c6880efee455d0a74f1fd0e3b2fd3ef3acc04f.jpg
https://www.ferra.ru/imgs/2021/05/14/09/4663892/12c6880efee455d0a74f1fd0e3b2fd3ef3acc04f.jpg

Критически рассмотрены и сопоставлены оценки состояния и перспектив развёртывания политически значимых процессов в России, которые публично озвучены представителями трёх разных частей (партий) политического государства, функционирующего на территории России, буквально за трое последних суток.

Обоснована гипотеза: ощущение неизбежности скорого краха государственности России, которого никто уже отменить не может, а равно и неизбежно вытекающей из этого неотвратимого краха революции в РФ уже стало не убеждением, но «чуйкой» большинства членов «политического государства».

В интервью на «Эхо Москвы», опубликованном 15.06.2011 беларусским (Жодино) интернет-изданием EX-PRESS.BY  (см.: https://ex-press.by/rubrics/politika/2021/06/11/maksim-shevchenko-putin-luchshij-partner-zapada-kotoryj-kogda-libo-byl-na-territorii-rossii-i-zapad-putina-menyat-ne-xochet ), Максим Шевченко огласил вывод о том, что для нынешней «государственной власти» РФ» образцом для подражания является Александр III.

«Как Александр III выковал, вырастил поколение революции 5-го года», — утверждает М. Шевченко, так и нынешняя «власть, идя теми же самыми тропами, выковывает поколение революции».

«Я не знаю, когда, — говорит Шевченко. — Этого никто не знает. …Сейчас время реакции, жестокости, торжества жандармских структур, торжества охранки. Как раз сейчас власти кажется, что она контролирует ситуацию и купировала ее. Но дело в том, что… все совершают одну и ту же ошибку. Против «оранжевых, цветных» революций можно защититься. Против социальных революций защититься нельзя. …Я уверен, что национальная и социальная революция, а это одно и то же, в России абсолютно неизбежна».

Далеко не в первый раз Максим Шевченко говорит об этом. Однако этот вывод о подготовке революции самой «государственной властью» над Россией и о неизбежности революции в России, звучащий из уст тех, кто и сам себя причисляет к «левым», и кого функционирующие на территории РФ СМИ именуют левыми, воспринимается не как иначе, кроме как «дежурная фраза», как «левая банальность».

За этим выводом, согласно характерным для публики восприятию и оценкам, нет ничего, кроме субъективных политических и материальных интересов тех, кого именуют «левыми». О неизбежности социальной революции «левые» говорят уже почти две сотни лет. И что с этого — сколько произошло таких революций в мiре и где? А в России? За это время далеко уже не один ишак издох, да не один хан помер, а социальной революции всё нет и нет.

Но вот 16.06.2021 ИА «Росбалт» под заголовком «Андрей Хохлов. К чему приведет перегрев «моторчика» режима в Кремле» публикует реплику политолога, который в публичном пространстве вполне однозначно и ясно выражает и обосновывает конституционно-монархические политические убеждения, ибо, по его оценке, конституционная монархия вкупе с рыночным хозяйством — единственный реальный путь сохранения России как государства и её последующего развития.

Так о чём же теперь пишет Хохлов?

«Вот уже 8 человек, от бариста с района до таксиста из Мособласти, мне говорят, — что будет война. У меня, надо сказать, это ощущение приближения беды появилось месяц назад, когда стало понятно, что Кремль двинулся в сторону Минска и сценарий политического процесса — это лукашенковская модель».

«Размышляя над этой горестной перспективой, — продолжает Андрей Хохлов, — я неожиданно подумал, что перегрев «моторчика» режима в Кремле может привести не к серии периферийных военных столкновений (в Донбассе или в Белоруссии — в случае падения семьи «батьки»), а к параличу государства».

И в чём же будет заключаться этот «паралич государства», по оценке Хохлова?

«Паралич государства», как утверждает Хохлов, будет заключаться в том, что «от перенапряжения произойдет эмоциональный срыв в обществе…». «…это будет, — утверждает далее сей политолог, — потеря воли к социальной жизни вообще! Ни надежды, ни смыслов, ни ресантиментного возбуждения… Вот чего страшатся чувствительные граждане, когда говорят о войне».

А кто эти «чувствительные граждане», составляющие «общество», на языке политологии? Это — та часть «гражданского общества», которая демонстрирует «волю к социальной жизни», то есть к публичной «гражданской и политической активности».

Доныне истинен вывод Маркса, сделанный им в статье «К еврейскому вопросу», о том, что «политическая эмансипация не есть доведенный до конца, свободный от противоречий способ человеческой эмансипации».

«Предел политической эмансипации уже с самого начала проявляется в том, — заключает в этой статье Маркс, — что государство может освободить себя от какого-либо ограничения без того, чтобы человек стал действительно свободным от этого ограничения, что государство может быть республикой без того, чтобы человек был свободным человеком».

Вследствие этой исторической незавершённости эмансипации человека как человека возникло, углубляется вплоть до антагонизма, обострившись до тотального конфликта, противоречие между «правами гражданина» и «правами человека», которые (и первые, и вторые) идеологически и юридически утверждаются всеми особенными и единичными формами либерализма и буржуазного общества (всеми буржуазными национальными государствами и их международными учреждениями).

Но «политическое государство ещё не выступает как форма материального государства». Ибо формой материального государства является «гражданское общество» именно потому, что «форма общения, на всех существовавших до сих пор исторических ступенях обусловливаемая производительными силами и в свою очередь их обусловливающая, есть гражданское общество» (Маркс, «Германская идеология»).

«Гражданское общество обнимает всё материальное общение индивидов в рамках определённой ступени развития производительных сил. Оно обнимает всю торговую и промышленную жизнь данной ступени и постольку выходит за пределы государства и нации, хотя, с другой стороны, оно опять-таки должно выступать вовне в виде национальности и строиться внутри в виде государства» (Маркс, там же).

В объективной реальности буржуазного сознания лишь совокупность граждан, регулярно участвующих в публичной (политической) жизни нации, то есть лишь совокупность регулярно участвующих в res publica [в общем = общественном = публичном деле, отношениях, связях и имуществе] граждан есть уже не гражданское общество, но общество политическое, в отличие от гражданского общества, именуемое политическим государством.

«Политический строй, — пишет Маркс в рукописи «К критике Гегелевской философии права», — был до сих пор религиозной сферой, религией народной жизни, небом её всеобщности в противоположность земному существованию её действительности. Политическая сфера была единственной государственной сферой в государстве, единственной сферой, содержание которой, подобно её форме, было родовым содержанием и представляло собой подлинно всеобщее, но поскольку эта сфера противостояла другим сферам, то и содержание её становилось формальным и особым».

«…политический строй как таковой, — согласно выводам Маркса в этой же рукописи, — развился только там, где частные сферы достигли самостоятельного существования. …где торговля и земельная собственность ещё не свободны, ещё не достигли самостоятельного существования, — там, собственно, нет ещё и политического строя. …Абстракция государства как такового характерна лишь для нового времени, так как только для нового времени характерна абстракция частной жизни. Абстракция политического государства есть продукт современности».

В Античности, Средневековье, а также в деспотических государствах Востока «существовало субстанциальное единство между народом и государством» (Маркс). «Отличие современного государства от этих государств, — продолжает далее Маркс в рукописи «К критике Гегелевской философии права», — заключается… в том, что сам государственный строй развился до степени особой действительности наряду с действительной народной жизнью, что политическое государство стало строем всех остальных сторон государства».

То есть, говоря иначе, «политическое государство» в условиях развитого буржуазного общества есть всеобщий строй всех остальных, помимо собственно политических, сторон (идеологических, юридических, экономических сторон) государства вообще и материального государства, всего производства общественных индивидов как целого, в особенности.

Так вот, возвращаясь к публично распространяемым СМИ оценкам происходящего ныне в РФ, Андрей Хохлов начал с констатации того, что в той части «гражданского общества» РФ, которая до недавнего времени регулярно демонстрировала «волю к социальной жизни», то есть регулярно участвовала в публичной (политической) жизни внутри РФ, возникло и крепнет «ощущение приближения беды» после того, как «Кремль двинулся в сторону Минска».

А завершил эту свою реплику он выводом о грядущем вследствие этого «параличе» политического государства. Ибо под «государством», о параличе которого Хохлов говорит в этой реплике, он вообще, а в данном случае, в особенности, подразумевает именно «политическое государство», ведь «магазины и все остальные конторы, включая АП, продолжат работать как обычно».

Есть ли в истории России примеры «паралича политического государства»? И если есть, то во что конкретно превращается, что влечёт за собой «паралич политического государства» в России?

Буквально накануне 14.06.2021 В.Б. Пастухов в эфире «Эхо Москвы» (см.: https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2854242-echo/ ) в очередной раз обратил внимание на то, что «есть определенный уровень, когда репрессии перерастают в террор... До какого-то момента это называется репрессиями, после какого-то момента это называется политикой террора. …разница колоссальная. Репрессии — это управляемый процесс. Репрессии всегда развиваются в некотором коридоре, где есть бенефициар, есть некий заказчик, инициатор, который как бы направляет эти репрессии против… таргетированных групп. Когда репрессии перерастают в террор, это неуправляемая машина. То есть, это некий процесс, на который уже те, кто запустили террор, в общем и целом воздействовать не могут, потому что если они попытаются встать на его дороге, то эта машина, в конечном счете, заломает их самих».

«И, запустив этот механизм, — резюмирует и прогнозирует далее Пастухов, — вы запускаете определенную логику изменений, которую… даже если бы кто-то принял сейчас решение прекратить, это практически невозможно сделать. …мы перевалили через Рубикон, и мы втягиваемся в фазу этого… террора, которым никто не может управлять. Мы в течение последних трех лет балансировали на этой пограничной зоне между репрессивной политикой и террором. И мы приблизительно год уже как находимся за перевалом. …Рубикон перейден. …многие вещи, которые нас ждут, избежать практически невозможно. …в России запущены процессы, которые сейчас уже не зависят ни от кого. Они зависят только от одного субъекта, который называется «станция Дно». То, что в России запущено, должно удариться о дно, разбиться на части и дальше всплыть. И будет новая история, другая Россия с другими песнями».

Ведущий эфира, зам. главного редактора «Эхо Москвы» С. Бунтман тут же откликнулся на это утверждение Пастухова идентифицирующей суть дела репликой: «После «станции Дно» была революция».

И этим самым «противоположности политического государства» в РФ, то есть партии «левых» и «правых» в составе «политического государства» РФ стали тождественны. Таков тот логически-диалектический, исторический и политический пункт, которого не менее полугода, если не год, назад эволюция РФ в качестве «политического государства» уже достигла. Ведь «диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности» (Ульянов-Ленин, «Философские тетради»).

И что, ощущение неизбежного весьма скорого краха государственности России, ибо «станция Дно» есть очередная «станция» на маршруте движения «государственного поезда» РФ, которого никто уже изменить не может, а равно и неизбежно вытекающей из этого краха революции в РФ стало уже даже не убеждением, но «чуйкой» большинства членов «политического государства»?

Очень похоже на это.

promo new_rabochy 12:35, yesterday 56
Buy for 10 tokens
"Когда факты не нравятся, только и остается, что их отрицать" (C) У вас, господин mskolov не факты, у вас длинные тексты. Вы таки думаете, что размер имеет значение? Традиционное доказательство строится на аксиомах — утверждениях, которые доказательства не требуют. Вне математики роль…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.